НА ФОРУМАХ
36
6
46
6
25
6

Евгения Богатова: «Если есть шанс спасти бизнес – надо пытаться»

Евгения Богатова: «Если есть шанс спасти бизнес – надо пытаться»

Последствия ограничений, связанных с пандемией, затронули практически все сферы бизнеса. Как компании переживают изменение привычных условий работы и на какие основные вызовы придется отвечать бизнесу в ближайшем будущем? - Об этом наш разговор с Генеральным директором Производственно-торгового Союза « Группа компании «Русское золото», Председателем Контрольно-ревизионной комиссии Российского Союза промышленников и предпринимателей Евгенией Роменовной Богатовой, действительным членом Международной Академии Менеджмента.

- В бизнес-сообществе царят пессимистические настроения. С каждым днем простоя надежд на то, что с окончанием режима самоизоляции компании быстро вернуться к привычному ритму работы, все меньше…

- Да, действительно, пандемия врезалась в нашу привычную, пусть не всегда удачную и благополучную, но активную и свободную жизнь, резко и жестко. Для судеб многих людей и у нас в стране, и на планете она стала водоразделом между жизнью и смертью. Но точно также и для судеб многих бизнесов, компаний и отдельных предпринимателей она бросила вызов: быть или не быть.

Прошло уже более полутора месяцев с начала карантина. Я буду употреблять это слово, хотя оно не совсем точное терминологически, но зато ясно отражает реальную обстановку – ограничение передвижения людей, ограничение и остановку работы большинства компаний.

Время карантина и режим так называемой повышенной готовности разделили бизнес на несколько категорий – наиболее пострадавший, просто пострадавший и, как не странно, выигравший. Причем те, кто наиболее пострадал, определились уже к началу карантина, поскольку уже в марте в этих отраслях пошел заметный спад. Первыми на себя приняли удар авиаперевозки, туристическая отрасль, да и вообще все пассажирские перевозки. Затем, уже после введения прямого запрета на работу, подтянулись общепит, спортивно-оздоровительные организации, парикмахерские, прочие бытовые услуги, рассчитанные на непосредственную, контактную работу с потребителями. И стало понятно – без помощи со стороны государства не обойтись. Тем более что власти других стран, раньше нас столкнувшихся с коронавирусной инфекцией, уже демонстрировали свою готовность помочь своему населению и бизнесу.

- Можете коротко перечислить меры поддержки, предложенные руководством нашей страны?

- Для упорядочения помощи государство пошло по пути выделения наиболее пострадавших (на взгляд правительства) отраслей. Первый перечень был закреплен постановлением правительства от 3 апреля, а затем тремя другими постановлениями (от 10, 18 апреля и 12 мая) этот перечень был расширен. Причем отрасли в этих постановлениях были обозначены кодами ОКВЭД.

На всякий случай поясню, что код ОКВЭД – это код деятельности из Общероссийского классификатора видов экономической деятельности (их всего 99, и в каждом есть подразделы), который компания сама выбирает из общего перечня и который наиболее полно отражает, по мнению компании, основной вид деятельности. Компания может вести и другие виды экономической активности, но в налоговых документах фигурирует именно основной. Как метко заметила одна моя знакомая, финансовый директор одной из компаний: «Если бы мы знали, что от этого кода будет зависеть наше право на помощь, заранее бы подумали более внимательно!» Тем не менее, изменить это нельзя, так как отнести компанию к числу пострадавших отраслей можно лишь по коду, который был у компании на 1 января 2020 года, и только по основному виду деятельности. То есть, если у компании разные виды деятельности и какие-то подпадают под категорию пострадавших, но основная деятельность не входит в этот перечень, то компания не сможет воспользоваться помощью, выделенной для пострадавших отраслей.   Всего на сегодняшний день к пострадавшим отнесено 39 кодов ОКВЭД.

Далее, в качестве критерия того, какую помощь компания может получить, государством стало использоваться отнесение ее к субъектам малого и среднего предпринимательства или к категории системообразующих предприятий. Для того, чтобы считаться субъектом малого и среднего предпринимательства, надо входить в реестр субъектов МСП, который ведет Федеральная налоговая служба, и числиться в нем по состоянию на 1 марта 2020 года. А для того, чтобы считаться системообразующим предприятием, надо входить в список таких предприятий, утверждаемый Правительственной комиссией по повышению устойчивости развития российской экономики по представлению различных отраслевых министерств и ведомств. Не буду сейчас вдаваться в подробности и детально рассматривать эти категории российских компаний, скажу кратко: максимальный оборот компаний из реестра субъектов МСП – 2 млрд рублей, а количество работающих – 250 человек. А критерии для отнесения к системообразующим предприятиям разработаны отдельно по 72 видам экономической деятельности с учетом не только выручки и численности работающих, но и роли в экономике по определенным позициям.

В промежуток между малыми-средними из пострадавших отраслей и крупными –системными попали МСП из недостаточно пострадавших отраслей, крупные-несистемные из пострадавших отраслей и крупные из недостаточно пострадавших. Итого у нас 5 групп бизнеса и каждой полагается свое. Или совсем ничего не полагается.

Определяясь с критериями нуждающихся в помощи, государство параллельно на сегодняшний день приняло несколько пакетов помощи на федеральном уровне и уровне субъектов федерации. На федеральном уровне к сегодняшнему дню это три пакета, на уровне субъектов федерации – по-разному. В Москве это, к примеру, тоже три пакета, в Санкт-Петербурге – два, в других регионах – по одному. Со всеми этими мерами можно детально ознакомиться, обратившись к разным сервисам. Из наиболее информативных я считаю ресурс на сайте ФНС, на сайте Правительства России, Министерства экономического развития, на сайте Московского правительства и сайтах соответствующих субъектов Федерации.

- Как уже одобренные антикризисные меры по налогам помогают компаниям, которым они предназначены?

- Для бизнеса важна прибыльность, поэтому для ее оценки в этот сложный период, впрочем, как и всегда, нужно посмотреть на бизнес компаний со стороны издержек и со стороны доходов.

Один из важных элементов издержек – это налоги. И основные направления помощи в прошедшие полтора месяца объявлялись именно по налогам.

Пока мы все были на режиме так называемых нерабочих дней (с сохранением зарплаты, конечно), вплоть до 12-ого мая, несмотря даже на минимум или полное отсутствие доходов в случае приостановки работы, не возникало проблем с оплатой большинства налогов, так как срок их оплаты для всех был перенесен на первый рабочий день. То есть компании, которые не заплатили налог на прибыль за 2019 год, налоги на имущество за 2019 год и аванс за 1 квартал 2020 г. по налогу на прибыль и имущество, социальные платежи, связанные с зарплатой за март текущего года, налоги по упрощенной системе за 2109 год и авансы за 2020 год и т.п., до 12 мая, не попадали в число нарушителей. А вот 12 мая уже разделило их всех на нарушителей и пока еще законопослушных налогоплательщиков.

По введенным в действие пакетам помощи для малых-средних из числа пострадавших отраслей были перенесены сроки уплаты всех (кроме НДС) налогов и социальных взносов на 6 месяцев без необходимости подачи заявлений. В последнем обращении Президента России от 11 мая было анонсировано к тому же освобождение этих компаний от всех (кроме НДС) налогов за 2-ой квартал 2020 года.  

Для остальных компаний, не попавших в когорту счастливчиков, сроки по налогам остались прежними. Если у компании 12 числа не оказалось средств для оплаты налогов, она вышла на просрочку. Слава богу, что до 31 мая пока существует мораторий на любые действия налоговых инспекций по взысканию недоимок, на штрафы и блокировку счетов. Однако 31 мая уже близко. И я бы посоветовала всем компаниям, у которых нет средств для оплаты налогов, обратиться в налоговую инспекцию с просьбой о предоставлении отсрочки. Это важный шаг. Вовсе не факт, что решение этого вопроса будет легким, но пытаться надо. И уведомить налоговую о сложившейся ситуации лучше, чем просто молчать и ждать санкций, которые могут поступить, когда налоговая сама вскроет факт недоимки. В ходатайствах можно предусмотреть основания для отсрочки, которые прописаны в Налоговом кодексе – обстоятельства непреодолимой силы или угроза банкротства в случае платежей. Судя по всему, конечно, шансов получить отсрочку больше у крупных из пострадавших отраслей и системообразующих, чем у малых и средних из недостаточно пострадавших. Но надо пытаться – в этом я уверена!

- С какими основными сложностями сталкиваются компании, пытаясь сократить другие издержки?

- У компаний, деятельность которых приостановлена в период карантина, и у которых вследствие этого практически нет доходов, сейчас нет возможности полностью сократить расходы. Модный в период кризисов лозунг «Режем косты в ноль!» (от английского cost – затраты, издержки) трудно осуществим, в частности, в связи с обязанностью сохранять зарплату за более чем 2 нерабочих месяца. Легальных способов сэкономить на зарплате в этот период было очень мало – объявить простой и оплачивать компенсацию в 2/3 зарплаты нельзя, Минтруда специально разъяснил этот вопрос, просто уволить тоже. Уволить можно было только по соглашению сторон или по сокращению штата с соответствующими выплатами (2-3 месяца зарплаты). Легальные способы – отмена премий и надбавок, предусмотренных трудовыми договорами, перевод на удаленную работу с сокращением нагрузки и перевод на неполную рабочую неделю или ставку, но обязательно на добровольной основе и с подписанием дополнительного соглашения к трудовому договору.

Государство помогает малым и средним предприятиям в пострадавших отраслях – предоставляет субсидии (не кредиты, а именно субсидии) на выплату зарплаты сотрудникам в мае и июне. Главные условия – чтобы у индивидуального предпринимателя или компании к моменту подачи заявления на субсидию не было задолженности по налогам и чтобы численность сотрудников компании была не меньше 90%, чем в марте этого года. Размер субсидии – 1 МРОТ (12130 рублей) на сотрудника. Это, конечно, не 60% от зарплаты, как, например, помогает немецким компаниям правительство Германии, но все же помощь, и в нынешних условиях она важна и помогает снизить издержки. К сожалению, при подаче заявления не у всех получается. Об этом есть информация на сайте налоговой и на сайте правительства в связи с брифингом руководителя ФНС Д.Егорова 14 мая.

Малым и средним предприятиям – всех отраслей, а не только пострадавших - начиная с 1 апреля снижен размер социальных взносов с зарплат выше минимального уровня - до 15% против действовавших до этого 30%. Причем это установлено на бессрочной основе, и этот фактор снижает издержки бизнеса, связанные с оплатой труда.

Еще один важный элемент издержек – оплата коммунальных услуг. Если в случае с платежами населения правительство сразу определилось и установило запрет на определенный период на взимание пеней и отключение от предоставления услуг в случае неуплаты, то в случае с предприятиями и организациями такой порядок не был определен и все осталось по умолчанию как прежде – взимание авансов, начисление пеней. Как говорится, «война войной, обед – по расписанию». Вот, например, какие сентенции можно прочитать в письме клиенту от Мосэнерго по поводу неоплаченной вовремя задолженности: «Обращаем ваше внимание, что для обеспечения устойчивого энергоснабжения потребителей Московского региона АО «Мосэнергосбыт» покупает электрическую энергию на оптовом рынке за счет средств, получаемых от клиентов, и оплачивает услуги по ее передаче до конечных потребителей сетевым организациям.

Учитывая сложившиеся обстоятельства, просим вас проявить ответственность и сознательность. Практика работы АО «Мосэнергосбыт» показывает, что проще изыскивать возможность по оплате ежемесячных начислений, чем копить задолженность и увеличивать пеню». Ирония заключается в том, что это письмо пришло как раз в день, накануне которого Россети (те самые, которым Мосэнерго оплачивает услуги, собирая деньги с потребителей) объявили о рекордном размере дивидендов, которые они собираются выплатить за 2019 год.

Другой важный элемент издержек – аренда (в случае, если офис или производственное помещение находится на арендованных площадях) . В этом вопросе, надо сказать, всем предприятиям из пострадавших отраслей дали хорошие права и льготы – и в случае аренды государственного и муниципального имущества, и в случае аренды у частного бизнеса. Такие хорошие, что во многом они в ущерб владельцам коммерческой недвижимости – торговых центров, бизнес-центров. Помимо уже предоставленного права на скидки и отсрочки арендной платы в заявительном порядке сейчас в Госдуме рассматривается законопроект о праве арендаторов на досрочное расторжение договоров аренды в одностороннем порядке без штрафов, с возможностью возврата обеспечительного взноса. Так что аренда как фактор издержек для многих бизнесов становится очень управляемой величиной. Здесь главное - не переборщить, так как в совокупности права арендаторам даются такие, что владельцы коммерческой недвижимости оказываются практически в беззащитной ситуации, и в случае их краха арендаторы могут остаться без места. Этот риск надо учитывать, и в зависимости от степени заинтересованности в данном месте выстраивать свой диалог с арендодателем.

- Давайте теперь посмотрим на бизнес со стороны доходов. Какие тенденции наблюдаются сегодня?

- Реальное сокращение доходов за время карантина более чем на 30% произошло у большинства компаний за некоторыми исключениями – рост наблюдается у продовольственной розницы, операторов удаленной доставки, компаний, предоставляющих услуги связи. В основном же в связи с приостановкой работы у очень многих компаний доходы в апреле или свелись к нулю (парикмахерские, фитнесы и пр.), или упали более чем на 50%. Это расчетные доходы, по начислению. А по фактическому поступлению они или минимальные, или их нет вообще.

И анализируя все эти цифры, мы видим, что реально целый ряд бизнесов, действительно пострадавших в период пандемии, в том числе из-за фактической остановки деятельности по решению властей, не включен в список пострадавших и отрезан от помощи. В частности, такой сектор как коммерческая торговая недвижимость - прежде всего, торговые центры, по какой-то логике до сих пор не признаются потерпевшими. Непотерпевшими считаются и промышленные предприятия, не производящие товары первой необходимости, например, мебельные фабрики, ювелирные, металлообработка и т.п.

Помощь, уже оказываемая государством и объявленная, но еще недоступная, безусловно, важна. Но ее масштабы все равно небольшие и явно недостаточные для полноценного восстановления работы после отмены карантинных мер. Обращу внимание и на то, что помощь в ряде случаев станет доступной тогда, когда масштаб проблем будет уже несопоставим с этой помощью.

- С самого начала карантина определенную надежду правительства (федеральное и местные) возлагают на банки как источник финансирования бизнеса для замещения выпадающих доходов. Как Вам кажется, обоснованы ли эти надежды, смогут ли банки и бизнес выстроить партнерские отношения?

- Интрига заключается в том, что банковские кредиты нужны компаниям, попавшим в сложное положение. А любое сложное положение – это дополнительные риски для банков. Банки любят прогнозируемые устойчивые доходы и прибыль как источник погашения долга, хорошее, с запасом обеспечение. А сейчас приходится действовать, во-первых, в условиях неопределенности – как прогнозировать устойчивость? – а, во-вторых, вопросы залогов и обеспечения сами по себе проблематичны. Центральный банк и государство пытаются своими действиями преодолеть эти препятствия во взаимоотношениях банков и бизнеса.

Первое, что сделал Центробанк после начала активной стадии кризиса – снизил регуляторную и надзорную нагрузку на банки. Соответственно, при кредитовании, реструктуризации кредитов начали действовать другие принципы формирования резервов, облегченные принципы отчетности. Банк сразу предупредил – надо направлять высвобождающиеся средства не для бонусов менеджерам и дивидендов, а для расширения кредитования реального сектора. Банк также объявил о расширении программы кредитования малого и среднего бизнеса, объявил о возможностях реструктуризации займов для компаний из пострадавших отраслей. В общем, Центробанк дал сигнал банкам – внимательно рассматривайте заявки бизнеса на новые кредиты и на реструктуризацию имеющихся кредитов, прежде всего предприятиям в пострадавших отраслях. Но и не только в них, смотрите шире! Даже открыли специальный канал в Центробанке, куда можно жаловаться, если банки не хотят откликаться на заявки клиентов.

Московские власти в третьем пакете помощи объявили, что они готовы субсидировать процентные ставки малым и средним предприятиям по уже взятым и новым кредитам – всем без исключения, не только предприятиям из «наиболее пострадавших отраслей»! При этом они готовы предоставлять субсидии банкам, которые уже давно работают с предприятиями и будут работать по новым кредитам. Опубликовали список этих банков. И у многих предприятий возник вопрос – а как быть, если ранее уже взяли кредиты в других, не вошедших в этот список, банках? Можно ли рассчитывать на субсидирование процентных ставок? Ответа на этот вопрос пока нет, потому что нет регламентирующих документов по порядку субсидирования.

Это, кстати, одна из серьезных проблем программ помощи – некоторые меры имеют прямое действие, например, отсрочка в уплате налогов, получение субсидий на выплату зарплаты, а некоторые – требуют специальных регулирующих документов. Например, постановление, регулирующее порядок получения грантов московского правительства на компенсацию оплаты имущественных налогов и земельных платежей для владельцев коммерческой недвижимости в Москве, появилось спустя три недели после объявления этой меры во втором пакете помощи. Я бы посоветовала всегда смотреть на возможность получения помощи именно с этой стороны – они должны предоставить (отсрочки, кредиты, каникулы) или они могут предоставить помощь при определенных условиях? И тогда надо разбираться в этих условиях.

Но это ремарка о помощи вообще. Вернемся к кредитам и взаимоотношениям банков и бизнеса. Судя по общему настрою, на банковскую систему как помощника бизнеса в период пандемии государство возлагает большие надежды. Государство через корпорацию ВЭБ предоставляет банкам гарантийные фонды для гарантирования большей части кредитов, которые нужно предоставить бизнесу по программам помощи, тем самым снимая с бизнеса существенную часть нагрузки по обеспечению.

Предпринимаются новые усилия по увеличению ликвидности банковской системы. На пресс-конференции 8 мая Председателя Центробанка было заявлено, что планируется проведение операций репо по выкупу у банков облигаций федерального займа (с последующим обратным выкупом этих облигаций банками). Таким образом, эти деньги поступят в банки и станут дополнительным ресурсом для предоставления кредитов реальному сектору по программам льготного кредитования. Прольются ли эти и другие деньги сквозь банки, дойдя до конечных заемщиков – в этом большой вопрос. Они очень нужны, но чтобы их получить, компаниям придется побороться.

- Что вы посоветуете компаниям при работе с банками?

- Во-первых, внимательно изучите требования к заемщику, которые предъявляют банки, и продукты, которые они предлагают, в рамках пакетов помощи бизнесу и по собственным банковским программам.

Протестируйте собственную компанию и проект (цель) на предмет соответствия этим требованиям и программам.

Подготовьте финансовую модель бизнеса, рассчитанную на временной горизонт кредитования, и доказывающую вашу способность обслуживать и возвращать кредит в этот период.

Будьте готовы отвечать на многочисленные вопросы банка и готовить бесконечное количество документов, может быть, даже неоднократно. Будьте терпеливы и настойчивы, уверенны и квалифицированы.

Вообще говоря, я считаю, что в этот период всем владельцам и директорам компаний надо самым тщательным образом пересмотреть прогнозы развития своих компаний, проработать сценарии развития, и не просто в общей форме, а на уровне финансовой модели. Можно, сделав базовый сценарий, протестировать его по разным параметрам доходов и расходов, провести своего рода стресс-тесты на устойчивость и реалистичность развития.

Кстати, над методикой стресс-тестирования работает сейчас Министерство экономического развития, в целях использования ее для оценки и мониторинга необходимости помощи системообразующим предприятиям. Системно значимой уже признана 1151 компания. Список этих компаний можно посмотреть на сайте Минэкономразвития. Около половины из них – это компании из Москвы и Санкт-Петербурга, большая часть входит в ведение Минпромторга. Каждая из них может претендовать на кредит по льготной ставке. Особо пострадавшим предприятиям будет обеспечена дополнительная помощь, в том числе субсидии на возмещение затрат, отсрочка уплаты налогов и авансовых платежей по ним, а также госгарантии, необходимые для реструктуризации существующих или выдачи новых кредитов и облигационных займов.

Соответствующим постановлением правительства, принятым недавно, установлено, что для получения помощи организации должны пройти стресс-тестирование. Заявки тех из них, кто по результатам теста оказался в зоне риска, должны быть верифицированы и рассмотрены на заседаниях Межведомственной комиссии и Правительственной комиссии по повышению устойчивости развития российской экономики. Сама методика должна быть представлена для утверждения к 15 мая. Любопытно будет посмотреть эту методику и, может быть, позаимствовать кое-что из нее для своей дальнейшей работы с банками и госорганами.

- На какие основные вызовы, на Ваш взгляд, придется отвечать бизнесу в ближайшем будущем?

- Говоря о необходимости планирования и прогнозирования, мы в той обстановке, которая есть сейчас, неизбежно вступаем в зону сильной неопределенности. Сейчас модно обсуждать тему «Мир после пандемии», но я хочу обратить внимание на то, что до этого момента еще надо добраться. Он не завтра откроется перед нами, этот мир после пандемии, и определенности в этом вопросе нет. А это значит, что при планировании нужно учитывать, по крайней мере, те тенденции и тренды, которые есть сейчас.

Представим, что всем разрешили работать, рыночные связи оживают. Как оценить динамику своих доходов хотя бы до конца года? Я бы была консервативна и не закладывала бы в прогнозы быстрое восстановление. Хорошо, если это будет 50-60% от прежних прогнозов на 3 квартал этого года и 70-75% от прежних прогнозов (или уровня прошлого года) для 4 квартала.

В расходной части можно меньше закладывать на зарплату – часть штата будет сокращена, а часть сотрудников оставлена на удаленке с корректировкой зарплаты по взаимной договоренности. Меньше расходов на арендную плату офиса, торгового места или производственного помещения – проводимые сейчас живые переговоры с арендодателем и права, данные государством, это наверняка позволят.

Что касается коммунальных услуг, то здесь пока непонятно. Много было предложений, чтобы тарифы не поднимали с 1 июля, но как будет на деле – посмотрим. Эти монополисты готовы вырвать свое, независимо ни от чего.

Очень непонятна пока ситуация с курсом рубля, а от него зависят закупки материалов, товаров для торговли, импортных запчастей и комплектующих и т.п. Прогнозы самые противоречивые. Это отдельная тема для обсуждения, факторы есть и за, и против обесценения рубля, на всякий случай в прогноз можно заложить 5-10% обесценения относительно доллара и евро.

Безусловно, в бюджеты надо закладывать дополнительные расходы на санитарно-эпидемиологические мероприятия. В качестве помощи бизнесу государство разрешило относить эти затраты на расходы, уменьшающие налогооблагаемую прибыль – спасибо ему, однако сами-то деньги надо откуда-то взять. Но брать придется. Роспотребнадзор уже сейчас разработал или заканчивает разрабатывать рекомендации и требования для различных видов бизнеса. Есть там абсурдные требования, разрабатываемые в административном раже, но есть и необходимые. Соблюдать придется, так как штрафы за нарушения очень и очень крупные, и, поверьте мне, есть штрафы – будут и проверки.

В качестве дополнительных расходов нужно заложить и расходы на обязательное тестирование сотрудников на коронавирус и на антитела к нему. Москва, например, предлагает софинансирование в этих вопросах, но все равно, основные затраты должен нести работодатель.

Я думаю, если позволяет специфика бизнеса, есть смысл думать о развитии он-лайн торговли товарами и услугами тем, кто еще не освоил этот сегмент бизнеса. А также о создании хорошей основы для удаленной работы – во время карантина многие это сделали спонтанно, по-кустарному, но постепенно это надо ставить на правильную основу. А вдруг придется снова уйти на карантин? Не дай бог, конечно, но не очень хорошие новости появляются о локальных вспышках из Уханя, Южной Кореи, Германии.

Но это я все говорю о планомерной работе. А вал неплатежей, роста долгов, падения доходов пока нарастает. Активно обсуждаются прогнозы о том, что к осени страну захлестнет вал банкротств. Ведь сейчас, слава богу, действует 6-месячный мораторий на подачу заявлений о банкротстве, а к осени ситуация созреет. Даже красивые слова и образы для этого придумывают. Вот, например, преамбула к одному из вебинаров по банкротству: «Шесть месяцев моратория на возбуждение дел о банкротстве можно охарактеризовать как туннель с односторонним движением без ограничения скорости из стадии торможения из-за коронавируса в стадию рецессии и экономического кризиса».

Я не знаю и не берусь прогнозировать, будет ли много банкротств. Я знаю одно: если владельцы компаний захотят закрыть свои компании и начать бизнес в рамках других структур – они сделают это. Если захотят закрыть бизнес вообще – тоже. Но если есть шанс спасти компании, выйти из этой передряги, воспользовавшись небольшой помощью от государства, подтянув свои резервы, договорившись с контрагентами о рассрочках, взяв кредит в банках или реструктурировав свою задолженность – надо пытаться.

В нашей конкретной ситуации можно вспомнить слова Рокфеллера: «Я не думаю, что есть другое качество, столь необходимое для успеха любого рода как настойчивость. Настойчивость может преодолеть все, даже законы природы».

Но погружаясь в детали, настойчиво добиваясь текущих целей в кризисное время, не стоит забывать и о другом высказывании гуру: «Если целыми днями работать – когда же делать деньги?». Никто не отменял другого толкования китайского иероглифа, обозначающего кризис – возможности. Может, вокруг нас есть возможности, которых мы не замечаем?




Здоровый свет