НА ФОРУМАХ
23
7
28
7
35
7

Ольга Степанова: Главный барьер – страх

Ольга Степанова: Главный барьер – страх

В Новый год даже самые черствые сердца смягчаются. Все мы верим в чудеса, ждем сюрпризов от окружающего мира и сами готовы дарить добро! Для некоторые людей подобное поведение - образ жизни. Одна из тех, кто работает волшебницей «в штатном режиме», - Ольга Степанова, вице-президент фонда ДаДобро. Среди проектов, которыми Ольга дорожит особенно, - «Коробка Храбрости». Малыши, находящиеся на длительном лечении в больницах, после каждой перенесенной процедуры могут взять из такой коробки игрушку в подарок. Обнимая ее, дети чувствуют, что не одиноки. И им становится чуть менее больно и страшно…

- Как благотворительный фонд «DaДобро» был зарегистрирован только в апреле 2018-го. До этого пять лет мы были частью корпоративной культуры группы компаний «Визовый центр», оформляющей визы для поездок. Руководителем движения являлась Оксана Богданова; сейчас это президент нашего фонда. Я работала в одной из компаний.

Идеи волонтерства были мне близки, и постепенно это стало моей основной деятельностью. Наверное, если бы не возникло «DaDobro», я бы в любом случае работала в подобной структуре. Но здесь самое интересное, - то, что мы помогаем бизнесу становиться социально-ответственным, выстраивать систему эффективной помощи. По сути, у компаний есть и заинтересованность в волонтерстве, и колоссальный ресурс, которого нет у каждого из нас по отдельности. Например, под «Коробки храбрости» одна из компаний бесплатно предоставила нам склад, в котором мы сортируем игрушки и собираем боксы. Другая компания бесплатно возит игрушки. Это непрерывный процесс: поставка боксов идет каждую неделю. Движение достаточно большое, а затраты невелики. Отправки же не организуют специально под нас, а помогают, условно говоря, «походя». Курьерская компания везет свои грузы и захватывает нашу коробку. Это стоит 10 копеек, а для нас является огромной помощью. Вклад бизнеса в благотворительность очень вдохновляет!

Да Добро1.jpg

- Почему у вас возникла потребность помогать?

- Еще до возникновения «DaDobro» я искала для себя какие-то формы, но не находила ничего подходящего. Были мысли стать, например, волонтером фонда «Подари жизнь», помогающего детям с тяжелыми заболеваниями, но рядом со мной не было человека, который бы меня направил, а в одиночку было слишком страшно. Поэтому сейчас, выстраивая работу в «DaDobro», мы очень большой акцент делаем именно на психологическую подготовку волонтеров. Вход новичков в акции должен быть максимально мягким, чтобы помочь преодолеть барьеры, главный из которых - страх. В детском доме ты не знаешь, как дети на тебя отреагируют; не знаешь, чем будешь заниматься. В хосписах страшно, потому что там - умирающие люди. Есть еще личный страх непонятного и страх чужой беды... Поэтому мы обязательно всем придумываем задания, чтобы люди заранее знали, чем точно будут заняты их руки. Знали, что все будут при деле. 

Ольга Степанова Да Добро 2.jpg

- Кто придумал «Коробки храбрости»?

-  Это межфондовый проект, и сейчас сложно сказать, кто был родоначальником. Их собирают многие! Кто-то - больше, кто-то - меньше, но эта важная инициатива действительно помогает снизить уровень стресса у детей, проходящих болезненные процедуры. Как на адресатов помощи мы всегда ориентировались на региональные больницы, потому что понимаем: в регионах, безусловно, гораздо меньше ресурса вкладывается в помощь детским домам и клиникам. Но недавно столкнулись с тем, что даже в огромной московской больнице, где, казалось бы, должно быть всё, - точно такая же нехватка игрушек! В отделении отказничков и у тяжелобольных детей «Коробок храбрости» нет. То есть, хотя инициативу подхватили многие, мы еще очень далеки от того, чтобы охватить всех болеющих детей, от того, чтобы всем им помочь.

- У вас к этой акции особое, личное отношение?

- Да. Я сама была «болеющим ребенком». Приходилось, к сожалению, лежать в больницах. Раньше там было совсем всё строго, и я очень хорошо помню то чувство одиночества. Меня продержали в больнице 1,5 месяца, впервые оторвав от родителей, да еще и безвозвратно посадив почки из-за ошибочного диагноза. Я была совсем малышкой, причем, очень «домашней», так что всё это осталось очень серьезным и грустным воспоминанием. С ужасом думаю, насколько бесчеловечной в середине-конце 1990-х годов была система здравоохранения, насколько жестоко относились к маленьким людям, не способным защитить себя. Она как будто ориентирована не на помощь в выздоровлении, а на то, чтобы сломать волю ребенка, сделав его «удобным».
И сейчас, читая статьи о том, как обижают детей, я никогда не могу пройти мимо. Мне очень хочется внести свой вклад в изменение системы, в то, чтобы больницы были «френдли». Например, есть такая программа «Веселый коридор»: художники разрисовывают детские больницы. Мне кажется, это очень правильная инициатива: маленькие пациенты не должны в серых стенах. Детство должно быть ярким!

Ольга Степанова Да Добро 31.jpg


- Фонд занимается не только «Коробками храбрости»?

- Да, конечно, у нас разные направления деятельности. Существует целый Календарь добрых дел. Условно говоря, каждый месяц года посвящен определенной акции, плюс «Коробки храбрости» собираются целый год. Также мы оказываем регулярную помощь подшефным объектам: их у нас порядка 80 в разных городах страны. Как выбираем объекты для помощи? Изначально, когда волонтерское движение только создавалось, у группы компаний, в которую входили сервисно-визовые центры, была большая география. И Оксана Богданова, как одна из основателей движения, просто спрашивала у ребят в регионах: «Чем вы хотите заниматься, кому помогать?» Исходя из этого, выбирались подшефные объекты. Затем мы помогали им выстраивать систематическую помощь. Например, в Питере есть приют для животных «Друг», где наши волонтеры до сих пор гуляют с собаками по выходным. Это одна из самых больших проблем в приютах для животных – что собачкам не с кем гулять. Они сидят в клетках, а пространство вольеров – совсем небольшое…

Акцента на финансовой помощи мы не делаем, но если нужно купить материалы для мастер-классов или что-то покрасить, - мы оплачиваем.

Ольга Степанова Да Добро 5.jpg

- А деньги откуда берутся?

- Корпоративная культура была одной из статей расходов бизнеса, а сейчас мы сотрудничаем со многими фирмами. Кто-то дает материалы бесплатно, кто-то выделяет деньги на конкретную акцию. К примеру, сотрудники одной из компаний помогают зубрам в Приокском заповеднике. Красят и ремонтируют вольеры, оплачивают все материалы, которые там нужны, а также минимальный паек для животных.

- Ваша деятельность в фонде – профессия или хобби? Как относятся к вашей волонтерской деятельности близкие?

- В фонде я зарплату не получаю, но считаю, что это моя профессия. У меня есть еще одна работа - на коммерческие компании, но для продвижения фонда я точно так же использую все свои профессиональные навыки маркетолога и PR-специалиста. Распределяю усилия примерно 50 на 50. Вокруг меня собрались люди понимающие, которые согласны с тем, что благотворительность - это очень важно. Они видят, как много нам в фонде удается сделать, как сильно мы развиваемся профессионально, как быстро растем. Если раньше мы могли говорить о двадцати «Коробках храбрости» в год, то сейчас собрали по стране порядка ста боксов за один месяц. Конечно, это круто, это классно, это очень важно, и близкие меня поддерживают.

Ольга Степанова Да Добро1.jpg

- Люди легко соглашаются участвовать в ваших акциях или приходится их уговаривать?

- Сейчас всё проходит совсем легко, если честно. Все недавние участники загорелись этой идеей сами. Мы рассказываем о том, в чем предлагаем поучаствовать, и делаем формат этого участия максимально комфортным. Компании радуются, что, с одной стороны, они внесли большой вклад в правильное доброе дело. А с другой стороны, всё, что потребовалось от координаторов – принять бокс и разослать сотрудникам письмо с призывом участвовать. И всё. Мы максимально упростили эту историю для компаний, поэтому уговаривать никого не пришлось.

Ольга Степанова и пенсионер.jpg

- Вы берете с собой «Коробки храбрости» на все мероприятия, куда бы ни пошли?

- Нет, но когда нас зовут на публичные мероприятия, близкие по теме, то почему бы и не взять? Многие организаторы нам помогают, в билетах пригласительных пишут: «Приходите с игрушками». Условно говоря: вход бесплатный, но подарок в «Коробку храбрости» надо положить!..

Из классных мероприятий хочу упомянуть «Особые таланты». Это достаточно профессиональный конкурс. Просто «Фабрика звезд» для детей с особенностями, которым немножко сложнее пробиться в жизни, чем обычным людям! Там мы получили отличный отклик, собрав сразу несколько коробок.

- Можете нарисовать портрет типичного волонтера? Встречаются ли нетипичные?

- Типичный волонтер DAdobro немножко отличается от «обычного». Наши добровольцы, в основном, - не студенты, а средние руководители. Люди, которые уже закрыли личные базовые потребности, и теперь у них есть необходимость отдавать. А насчет необычных… У одной нашей сотрудницы бабушка вяжет чудесные пинетки для Дома малютки. Такой вот чудесный «серебряный» волонтер! «Серебряное» волонтерство – свежий тренд, новое увлечение наших бабушек и дедушек. Хотя пока их еще мало, в основном мы ориентируемся на сотрудников различных компаний.

- В чем вы видите основную проблему некоммерческого сектора?

- Мне кажется, в том, что НКО сегодня только учатся заниматься благотворительностью, делать добрые дела нормой для общества. Есть еще проблемы с освещением акций. Многие говорят: «Мы не хотим рассказывать о добре, которое делаем. Хотим помогать тайно!». На мой взгляд, это не очень правильная позиция. Ведь чем больше людей слышит, что можно творить добро, тем больше вовлекается. Это работает на 100%, могу судить по себе.

Как только я стала говорить о наших акциях, все мои друзья начали в них участвовать. До этого говорили «ну да, ну да», а сейчас это для них становится нормой. Если бы мы действительно наладили максимально эффективный диалог со СМИ, и благотворительность стала такой же важной частью повестки дня, как новости мировой политики, это бы очень сильно помогло сектору.

В принципе, ситуация год от года, на мой взгляд, становится всё лучше. И государство активно участвует в помощи НКО, и сами люди все больше вовлекаются в разного плана волонтерскую деятельность. В принципе, я вижу очень позитивный тренд.   

- А в чем состоит главная сложность лично для вас?

- Нас, тех, кто основную часть времени тратит на занятия фондом, - мало. А желание помочь всем нуждающимся велико. Хочется делать как можно больше, поэтому есть проблемы со временем и загруженностью. Рабочий день - ненормированный, команда трудится в режиме нон-стоп. Было бы классно, если бы у нас было больше людей!
Чтобы стать волонтером, достаточно написать на
support@dadobro.com и поучаствовать в любой нашей акции. Мы всегда публично рассказываем, где, что и как будет происходить, и всегда очень рады новым людям – каждому, кто хочет помочь. Один человек недавно написал нам в Фейсбуке: «У меня есть тысяча детских книжек, может, придумаете, как ими распорядиться?» Обалдеть же, какая помощь! Просто невероятная! Поедем в подшефные детские дома, и захватим эти книжки для библиотек. Вариантов помощи - просто миллионы. Главное, быть чуть-чуть неравнодушными. 

Беседовала Наталья Федина

Фото – ФБ героини материала

Где живет новогоднее чудо

Александра Славянская: Иначе мы не люди

Дед Мороз чуть не растаял


Возврат к списку



Здоровый свет