НА ФОРУМАХ
27
7
38
5
595
9

Елена Чайковская: Мне нужны таланты, которых у нас много. Приходите сами и приводите своих детей.

Елена Чайковская: Мне нужны таланты, которых у нас много. Приходите сами и приводите своих детей.

Мы беседуем с нашим легендарным тренером по фигурному катанию Еленой Анатольевной Чайковской. Её ученики на чемпионатах мира завоевали 15 золотых медалей и много раз побеждали на Олимпийских играх. Вот уже более четверти века работает ее школа «Конек Чайковской», которая базируется в Спортивном комплексе «Янтарь» в московском Строгино. Чтобы зажигать маленькие звездочки Елене Анатольевне даже квартиру пришлось сменить, переехать из Центра в этот спальный район, но зато «Янтарь» теперь виден из окна ее квартиры и дойти до катка можно за несколько минут.

- Елена Анатольевна Вы основали свою школу в 90-х, и, как признавались, вынудили это сделать обстоятельства. Всё в фигурном катании разваливалась, прерывалась связь поколений, и эту связь надо было как-то попытаться сохранить. Удалось?

- Конечно! Слава богу, что построили этот дворец спорта, где можно было поставить мою школу. У меня сейчас где-то 500 детей. Все это называется «Конек Чайковской». Тут всё как бы хорошо. Но в чем всегда была наша сила? Наша сила была в массовости. Не просто в массовости, а в огромной массовости. Когда ты просеиваешь наших замечательных деток, чемпион обязательно остается у тебя в сите, в руках, а сейчас мы эту массовость потеряли. Именно поэтому я и хочу подключить Союз Женских Сил, чтобы эту массовость возродить! Все-таки женщины детей рожают и потом ими занимаются, а мне нужны таланты, которых у нас много, но я их не могу найти.

Я широко кинула клич: «Приводите ко мне своих детей!» Даже, если вы не хотите, чтобы ребенок стал чемпионом, это все равно двухразовые занятия хореографией с музыкой в неделю, занятия физической подготовкой и два льда под музыку. Что может быть лучше для детей? Фигурное катание – это ведь такой эстетический вид спорта! Впрочем, те, кто хочет драться клюшками, тоже пусть приходят, потому что у нас рядом в спортивном комплексе существует хоккейная школа.

539ea52cd3824c71d6a2902cef621419833743.jpg

Я пытаюсь взять в школу совсем маленьких детей, но с 4-х до 6-ти лет занятия платные. Почему? Потому что, к сожалению, никак не проходит в Государственной Думе закон о спорте, в котором будет обозначено, что в гимнастике, художественной гимнастике, в фигурном катании - государство должно поддерживать детей, начиная с 4-х лет. Лучше даже с трех с половиной. Потому что в 6-ть лет они у нас уже прыгают. Где взять деньги и всё остальное, чтобы воспитать и подготовить детей уже к школе? Ведь есть какие-то предшкольные занятия: языком и математикой. В школу ребенок идет уже более-менее ориентированный. И так же должно быть в нашем виде спорта.

- Почему, как Вы думаете, не принимают этот закон?

- Видимо для государства это станет тяжелой обузой, если мы будем принимать детей с трех с половиной лет до четырех.

- Но разве можно понять в 4 года, что из него получится?

- Нет. Он только что ходил плохо, а теперь мы должны его поставить на коньки. Я могу только экстерьер посмотреть. И мне хотелось бы увидеть маму, бабушку, папу. Но будет чемпионом или нет – это мы понимаем только к 6-ти, к 10-ти годам. Но есть лидеры. Он летит, всех расталкивает. Мы обязательно должны научить их вот так же, как они спокойно ходят по земле, спокойно они должны ехать на коньках. Тогда мы что-то сможем вырастить. Но помимо прочего, это потрясающий вид спорта. Это мышцы, спина, голова, общение.

- Пригодится хотя бы походка!

- Все пригодится! Потом у нас замечательные преподаватели хореографии! Лучшие! Из ансамбля Моисеева, из Большого Театра. Поэтому я просто приглашаю всех. Но помимо этого, я приглашаю самих женщин. У нас есть большая группа, которая просто катается. Даже если вам 95 лет - приходите. Тоже 2 раза будете заниматься. Хотите - без хореографии. Просто катайтесь!

- В основном к Вам приходят жители района, где находится комплекс?

- У меня вот какая ситуация получилась: мамы приводили этих малюток, и потом увлеклись сами, поэтому катаются, в основном, из района. В этом районе Строгино не было никаких спортивных сооружений. Этот комплекс стал таким единением, потому что здесь есть два бассейна, зал для мини-футбола, хоккейная площадка, зал для накачек, школа танцев. В общем, комплекс потрясающий. Каждый может выбрать себе всё, что он хочет.

- Этот комплекс стал притяжением спортивной жизни всего района. Района спального. В Москве по окраинам все районы такие. Рассматриваете перспективу открыть подобный спортивный комплекс в каждом районе?

- Перспективу-то я рассматриваю, но никто не рассматривает перспективу построить такой комплекс в каждом районе. Я могу открыть, но не на чем. Я сейчас хотела открыть в Щербинке. Ездила туда. Там новый каток. Но его никак не могут сдать. Нет перил по лестницам. Как же я туда детей 4-х лет приведу? Пока не сдан объект, особенно детский, ни о чем речь идти не может. Я осмотрела и пока этот вопрос отложила. А сеть я хочу открыть с удовольствием.

- Не только в Москве, но и по стране?

- По стране рассматриваю сейчас два города. Меня там ждут. Но пока не будут раскрывать, в каких именно городах. Открою школу - тогда скажу. У нас очень дорогостоящая история. Вот скажем, «Академии Тарпищева» - проще. Но корты это не каток. Нам нужен лед. Нужны машины. Очистители воды.

- А если с хоккейными совмещать?

- Мы так и делаем, но, когда у них занятия, они нас не пускают. У нас вечная борьба. У меня с Аркадием Ивановичем Чернышёвым была любовь дикая, но за лед мы боролись часто. Вот это моё, а это – его. Я обращаюсь к Союзу Женских Сил, именно потому, что это «сила и женщина». Мне нужны детки: ваши, наши, общие.

- К вам приводят сейчас, чтобы покататься или стать чемпионами?

- Очень много родителей не хотят чемпионов. Они хотят, чтобы их ребенок ушел с улицы, чтобы он занимался эстетическим видом спорта. Они очень довольны, ограничиваясь двумя занятиями в неделю. Но некоторые этот уровень перерастают. Им надо заниматься чаще. И я предлагала взять несколько детей в бесплатную школу, но они не идут. Говорят, что «нам тяжело». Кто-то занимается рисунком, кто-то музыкой, кто-то вообще не хочет заниматься фигурным катанием, ведь количество льда уже постепенно приходит к двухразовому в день. И это помимо хореографии. Им удобнее кататься два раза в неделю, иногда три.

anons720x480.jpg

- Они понимают, что это большой труд. К тому же, может так случиться, что высот ты не достигнешь, и все труды окажутся напрасными. Да и опять же – спорт, спорт высоких достижений, - это ненадолго. Карьера у спортсменов заканчивается рано. Надо думать, чем дальше заниматься. Это и отпугивает.

- Отмечу, что наши спортсмены - все пристроены. Но, во-первых, давайте зададимся вопросом: что дает спорт? Дает он многое. Даже в сложные 90-е годы спортсмены смогли выжить, потому что у них с 4-х летнего возраста было и расписание, и приоритеты расставлены. Они очень дисциплинированы. И когда случилась вся эта штука, и все обвалилось, спортсмены начали искать себя: кто открыл свою школу, кто просто подтренировывал. Спорт – это очень хорошая база для жизни. Я вообще не приемлю, чтобы кто-то не учился в институтах. Все мои ученики выходят с высшим образованием. Как они потом с ним распоряжаются – это они уже сами решают. Но я не разрешаю бить баклуши, оставаться идиотами. Все учатся. Стараемся даже организовывать, к примеру, экскурсии в Третьяковскую галерею, в Пушкинский музей.

- В Москве много и других возможностей добиться успеха, кроме спорта, а в регионах такой возможности нет. Дети из регионов, наверное, будут более настойчиво добиваться спортивных достижений, чем из Москвы?

- У нас Липницкая из Свердловска, он же Екатеринбург. Загитова – Ижевск.

Раньше, когда я была в «Динамо», объезжала все наши регионы от Хабаровска и обратно, и та самая возможность найти чемпиона была. Сейчас – это сложно. Вот поэтому я и хочу открыть школы в разных городах – чтобы смотреть там. Нужны женщины на местах. В регионах! Везде! Чтобы они тоже помогли в этом плане. Я думаю, что они все заинтересованы, чтобы их детки катались и хорошо учились. Потом, мы все таки воспитываем, поскольку это спорт… хотя спорят, что это искусство… ну да ладно, пусть спорт, мы воспитываем умение бороться, умение отстаивать свою позицию, умение держать себя в сложнейших ситуациях, потому что соревнования – это самое тяжелое для ребенка. И, тем не менее, они это проходят. Спорт откладывает потрясающий отпечаток на все дальнейшие жизненные ситуации. Никто, когда возникают трудности, не ложится в угол, не плачет и не говорит «конец», потому что он знает – выход есть из любой ситуации. Спорт учит этому, учит найти этот выход. И это очень важно!

- Бывали случаи, когда приезжали откуда-нибудь из региона, падали в ноги и просили взять ребенка заниматься?

- Были, были. У меня катаются из Осетии, Кирова, Челябинска. Но я все время ратую за то, что спорт – это тренер. Если есть тренер в любом месте: в Анадыре или где угодно – будет школа. К сожалению, тренеров, которые занимаются высшими достижениями, очень мало.

- Это штучный товар

- Штучный. Их вырастить - тоже большая задача. Если открыть в регионах большую сеть, я буду приезжать. Мои тренеры будут приезжать. Это будет постоянный мастер-класс, обучение тренеров. Я сейчас в экспертном совете «Сириус», который создан Владимиром Владимировичем. Там талантливые дети со всех регионов, которые занимаются хореографией, живописью, музыкой, фигурным катанием, хоккеем. Я в основном там учу тренеров. По месяцу. Но если такой тренер будет на месте, понимаете, насколько это будет эффективнее?

774486_preview.jpg

Женщины в регионах мне нужны, чтобы меня услышали и помогли, потому что ... приведу пример. У меня Рублевка тут рядом. Три минуты по Риге. Привозят оттуда детей на «Бентли», вытаскивают охранники, а ребенок упирается, кататься не хочет сегодня, ругается. Они его выволакивают, а он ни в какую. Тогда охранники кому-то звонят, видимо родителям. Поговорив с ними, ребенка загружают обратно в машину, двери закрываются и она уезжает.

Вот, как говорил великий Аркадий Иванович Чернышёв: «с черной икры играть в хоккей не будешь». Это та же самая история. Мне нужны люди, которые хотят выбиться, которые хотят достичь чего-то, а спорт для этого самый короткий путь и самый реальный. И еще я ищу таких людей, как Пахомова, которые не могут не кататься. Она была дочкой генерала, была самой завидной невестой Москвы. Ей это совершенно было не надо. А вот не кататься, она не могла, как не могут не рисовать, не петь. Вот таких детей - тоже надо искать. Но когда в группе катаются три человека, искать не из кого. Не пойду же я искать талантливых детей, которые хотят кататься, на улицу? Вот поэтому я и обратилась в Союз Женских Сил и хочу, как это модно сейчас говорить, чтобы меня услышали.

- Сейчас можно как-то заинтересовать ребенка заниматься спортом?

- Во-первых, вас все время показывают по телевизору. Сейчас есть программы, даже с маленькими детьми. Для ребенка это очень большой стимул, но особенно для родителей. Потом, вы становитесь очень обеспеченными людьми, как и в советское время все были обеспеченными, когда достигаешь высших результатов. Тут не надо кривить душой.

Сейчас огромное количество шоу. У спортсменов продлена жизнь, когда они могут кататься. У меня Бутырская в 28 лет выиграла чемпионат мира в первый раз, а в 30 – закончила выступления. Сейчас они все у Авербуха катаются. Потрясающий балет организовал Женя Плющенко. Им уже по 40 с лишним лет. У Бестемьяновой и Букина свой балет. Люди становятся артистами. Им есть куда пойти. Они хорошо зарабатывают. Ездят по всей России и по миру. Сейчас продлить спортивную жизнь можно надолго, а раньше это всегда был тяжелый вопрос. 30 лет, 26 иногда, и всё.   Почему я требую, чтобы было образование? Чтобы был какой-то старт.

- Ваши ученики в таких шоу участвуют?

- Приглашают. Но у них тяжелый график в общеобразовательной школе и тяжелый здесь. Если вы мастер спорта - катаетесь два раза в день по два часа: два утром и два днем или вечером. Еще по часу разминки до основной тренировки. И того 6 часов. Плюс еще хореография. Это работа. Поэтому особо разлетаться по шоу пока не получается.

- Негде выходит им себя пока что показать, кроме соревнований. А Вы сами во двор на каток выходили? Себя показать. Помните в фильме «Покровских воротах» есть эпизод, когда девушка на катке катается, а все ею восторгаются?

- Да. Я всегда была в сборной. Получить форму сборной это была такая гордость. Взлет, и в то же время была высокая ответственность. Мы безумно гордились этими буквами СССР. Сейчас, когда ребята входят в юниорскую сборную, им тоже дают форму, но немного подпорчена история массовостью изготовления олимпийской формы. Любой может пойти в ГУМ и купить всё, что захочет.

_3.jpg

- Как Вы оцениваете ситуацию сейчас в фигурном катании. Занимать места на пьедестале будем?

-Для начала, надеюсь, что нашу сборную не отлучат от Олимпиады в Корее. Я была на 12 Олимпиадах. А сейчас мы можем не поехать. Это вообще что-то для нас страшное придумали - что нас могут не пустить. Если мы едем, я надеюсь, у нас будет золотая медаль в команде, потому что мы единственная страна, тут уж извините - это моя заслуга, где развиты все 4 вида фигурного катания. Я занималась развитием танцев и вталкиванием их в Олимпийскую программу.

Мы, к сожалению, потеряли позиции в танцах и не лидируем в этом виде. Моя ученица Марина Зуева в Канаде и Америке растит чемпионов. Ученик Милы Пахомовой Игорь Шпильбанд – тоже тренирует в Америке. Сейчас судьбы в танцах они вершат. Но все равно мы близко и сильны.

Мы по-прежнему сильны в парах. Когда спрашивали у Жука:«у нас чемпионы в парах, а почему девочки не выигрывают?». Он отвечал: «потому что их не тренирую я». Но сейчас потрясающая плеяда молодых девочек. Если они выдержат Олимпиаду, а она будет для них первой, то у них будет золотая и серебряная медали. Мало стран, которые всерьез развивают все виды фигурного катания, поэтому перспективы у нас очень хорошие. Но такого триумфа, как в Сочи, не будет. Это ведь дом. Публика тебя буквально поднимала надо льдом.

- Хоккеистов не подняла.

- Это другая история. Они боятся играть, чтобы ноги не повредить. Тут надо смотреть по каждому. Вот они и привлекают в сборную молодежь, которая хочется выбиться. Но она выбивается и отправляется играть за океан. У нас такого в фигурном катании, слава богу, нет. Но давайте поднимем фигурное катание на тот уровень, когда все четыре пьедестала будут нашими.

- Отличаются ученики сейчас от тех, которые были, скажем, 30 лет назад?

- Конечно, сильно. Поколения ведь отличаются. Мы говорим практически о разных людях. Родители тоже разные. Сейчас вышли вперед родители 90-х годов. Поколение сложное. Оно оказалось на сломе, поэтому в них какое-то брожение. Я впервые услышала от мамы, когда она привела кататься своего ребенка десяти лет, вопрос: « а что я буду с этого иметь?». Вот она этого ребеночка водит, катает, и что она с этого будет иметь? Я от такого вопроса немножечко растерялась. Сказать, что ты будешь иметь – невозможно. Я объяснила все ситуации.

«А сколько всё-таки?» – не унималась она.

И тут я поняла: «ой-ой, надо начинать растить детей с трех с половиной лет по всей стране». Тогда эти вопросы само собой будут сидеть в подсознании, но занимать довлеющее положение не будут. Потому что, как только вы начинаете заниматься каким-то делом, любым, будь вы художник, музыкант или спортсмен, и ставите вопрос, а что или сколько я получу, если напишу, к примеру, прелюдию, то всё, не занимайтесь больше этим. Так и здесь. Ты должен все-таки от сердца заниматься. С любовью. В любом деле, если ты первым делом задаешься вопросом: сколько я с этого сорву? Всё. Ничего не получится.

5f7d829d0cc85e334f953f823b8e91b9.jpg

В чем еще сложность? В поколении родителей. Сейчас я понимаю, что деток этих мы воспитаем уже другими. У меня были ученики, у которых мамы из инженеров в 90-е годы с клетчатыми сумками рванули в Китай и обратно – торговать в моих любимых Лужниках. Диплом или какой-нибудь аттестат они купили. И вот это тот момент, когда ценность всего человеческого рухнула далеко вглубь. Выковыривать ее сложно. Но я хочу этим заняться.

В 90-е у нас все уехали в Америку. Все тренеры. Как языком слизало. Мишин в Питере остался. Да я в Москве. Что и говорить? Мою школу закрыли. Мою! Я пришла в «Динамо», а мне говорят: «приватизировал хоккейный клуб». А мне где кататься? Со всеми остальными тренерами рангом пониже вообще не разговаривали. В Одессе у великой Гали Змиевской - тренера Петренко и Баюл, сначала сделали базу цветов на катке, а потом и вовсе чуть ли не морг. Представляете, что творилось?

Я безумно боюсь всяческих перемен. Первый, кто становится не нужен в этой истории – спорт, потом культура. Но мы все равно на первом месте. Когда все это случилось, я была у Немцова покойного. Он на нашу беду отвечал за спорт, когда был вице-премьером. У меня 200 детей, причем серьезных. Про то, что надо с малых лет начинать катать – про это вообще тогда все забыли. Я говорю: « помогите, мне нужна аренда, где я деньги возьму?» - «Елена Анатольевна, обожаем, любим, понимаем, ценим, но не до вас», - сказал мне Немцов. Вот это «не до вас» я больше не желаю слушать. Я хочу, чтобы было до меня и до моих детей.

B9A47haA2r3bRCYDBbbE2rxx7oXsNKfW.jpeg

- С каждым годом, чтобы выиграть, нужно усложнять программу. Есть этому передел?

- Я думаю, глядя на программы, что сейчас они необыкновенно пересложнены. Той музыкальности, пластики, вдохновенности - нет, потому что бедные спортсмены не успевают. Им надо разбегаться, прыгать четыре оборота с тремя, затем где-то выдохнуть, а раз выдохнул - тебе не до пластики, ведь ногами всё равно что-то крутишь. Потом еще побежал и так далее.

Программа, на мой взгляд, должна быть пересмотрена. Мишин замечательно посчитал, что в программе чемпиона Америки Чена 6-ть четверных прыжков. Он их выполнил на чемпионате США. С ним соревноваться невозможно. Как бы он не катался, он все равно перекрывает вторую оценку.

Наверное, надо всех, кто прыгает по четыре четверных и больше - выделять в отдельную группу и возможно устраивать свой вид. «Сильнейший по прыжкам», «Экстремальное фигурное катание». Но это должен быть какой-то подраздел, потому что людям из развивающихся стран или не очень уделяющих внимание фигурному катанию - этого не добиться. Они не смогут конкурировать. Будет верхушка в 5 человек и всё. Но это уже не интересно. Пусть между собой соревнуются. Возникнет такая история. Мы сейчас уперлись в стенку и решаем: десять четверных будем в программу сажать, а девочкам по два уже прыгать? Но это чревато дикими травмами. Сейчас безумный травматизм идет даже у маленьких детей. Вообще, чем больше научишь ребенка до 12 лет, тем будет лучше, потому что они тогда ничего не боятся. Но у нас уже была травма у девочки, которая прыгала четверной. Перелом ноги. Не очень такой хороший. Организм растет. Надо смотреть. Нужна медицина серьезная. Есть, чем заниматься.

- Ваша мечта о собственной детской школе осуществилась. Какая теперь у Вас мечта?

- Моя мечта широко раскинуть невод, поймать те самые дарования, звезды, которые мне нужны. Нужны нам и спорту, и которых мы можем открыть, чтобы они не погибли не в плане физической гибели, а в плане творческой. Потому что, если мы их не найдем, если мы им не поможем, не раскроем, они так и будут себе жить и поживать, но они себя не реализуют. А мне нужно, чтобы они были здесь, а мы были там. Тогда все получится. Мы многим создадим хорошую и интересную жизнь. Мой главный девиз: «Жить надо интересно». Не сидеть пареной репой и ныть, что опять все плохо. Нет! Надо искать интересы! Я себе нашла! Я всю жизнь этим занимаюсь! Но сейчас я вижу, что мы немного уперлись в стену, а есть люди, которые могли бы включиться в нашу фигурную историю. Хочется вернуться к той самой массовости, которая у нас когда-то была.

I-44-STORY-chaik-f63_640.jpg

- Но ведь та массовость была за счет государства.

- Давайте попробуем не за счет государства, если оно не может. Я «Конек» придумала не из-за того, что мне заняться нечем, а потому что наши замечательные таланы ходят где-то рядом.

- Как это технически реализовать, чтобы распространить на регионы? Нужны ведь деньги.

- Например, давайте вместе, я и Союз Женских Сил - поищем спонсоров, которые для начала будут арендовать два-три раза в неделю на полтора часа лед. Это не такие большие деньги. Оттуда и будем смотреть. Если появятся стоящие ребята, попробуем создать свою государственную школу. Губернатор может поможет. Это обращение ко всем. Иначе мы так и будем просто кататься!

Школа Чайковской ждет фигуристов

Прерванное танго Людмилы Пахомовой

Растопить лёд

Возврат к списку



Здоровый свет