НА ФОРУМАХ
42
1
76
3
103
3

Спешите делать добро!

Ольга Васильевна Богословская, член Союза художников СССР, искусствовед, заслуженный работник культуры России, ветеран Великой Отечественной войны, родилась в 1926 году в Ставрополье. Олей ее назвали в честь сестры отца, известной монахини Ольги Ивановны Богословской.

Ольга Васильевна Богословская.jpg

В тридцатые годы вместе с родителями переехала в Москву, а когда началась война, помогала ухаживать в госпитале за ранеными солдатами. После войны закончила художественное училище. В 60-х годах Ольга Васильевна пришла в ВТОО «Союз художников России», где проработала референтом более 50 лет и вышла на пенсию лишь в 2019 году. О том, что она пишет стихи и сказки-притчи, знали все друзья и родные.

У Ольги Васильевны всегда была заветная мечта - издать книгу, куда бы вошли ее произведения, которые она посвящала близким людям. Вы знаете, как показывает жизнь, заветные желания зачастую исполняются, потому, что находятся люди, которые в этом принимают участие. И вот сегодня, Ольга Васильевна держит в руках свою книгу «Ностальгия», а помогли реализовать эту мечту Фонд возрождения национальных традиций «Новый век» и Союз Женских Сил по поддержке гражданских инициатив и проектов. Так просто приносить радость и немного счастья людям!

IMG-20220927-WA0042.jpg

Предлагаем вам познакомиться со стихотворениями Ольги Васильевны Богословской. Надеемся, что они найдут отклик в ваших душах.

Ностальгия

Бывали вы в доме, где русская печка

Дарит вас щедрым, радушным теплом?

Где самовар выпускает колечки

Жаркого пара, где маленький дом

Полон уюта, добра и покоя,

Где каждого гостя накормят, напоят.

Где подадут вам на скатерти белый

Графинчик с наливкой из ягоды спелой,

И на овальном фаянсовом блюде

Грибочки, огурчики, блинчики, студень

И баночки, вазочки с яствами разными,

И рюмки хрустальные с искрой алмазной.

В углу того дома стояла божница,

Смотрели святых просветленные лица

Из старых, серебряных, тёмных окладов.

Пред ними горели цветные лампады.

А в книжных шкафах переплёты старинные…

И лампа настольная, ещё керосиновая.

Друзья, вы не верите? Так ведь и было.

В доме том юность моя проходила.

В нём я хозяйкой когда-то была

И средь друзей хлебосольной слыла.

Жили со мной собака и кот,

Были и садик, и огород.

Нет нынче дома того деревянного,

Бульдозеристы пришли, окаянные,

Срыли до грунта дом, палисадник,

Сломали березу, помяли кустарник,

Катком закатали, асфальтом залили.

А домик-то был…, и вы гостем в нем были.

Пусть проходят годы

Пусть проходят годы, пусть приходит старость,

Пусть наступит осени мудрая усталость.

Будут реже встречи, будут глуше речи,

Будет малолюдность станции конечной.

Будто ехал в поезде долго и без толку,

Всю дорогу маялся на вагонной полке,

Пил с соседом пиво, песни пел фальшиво,

Про себя кому-то что-то врал хвастливо.

Будто бы доехал до той самой станции,

До которой выдана на багаж квитанция,

До которой куплен проездной билет,

И назад дороги от которой нет.

Вот и остановка. Вышел на перрон.

Простучал колесами дальше мой вагон.

Я же здесь остался коротать те дни,

Что когда, где-то, кем-то сочтены.

Что ж, с своей судьбою я не стану спорить,

Примирюсь с печалью и сердечной болью

От потерь тяжелых и невосполнимых,

От того, что ценности оказались мнимы.

От того, что осень гонит заблужденья,

И по праву лекаря дарит нам прозренье,

Сбросив покрывало всех прожитых лет,

Обнажив бесстрастно осени скелет.

Может без иллюзий жить не так уж страшно,

Может в жизни нашей только то и важно,

Только то и ценно, что переосмыслено

Ясным взором осени поздней и безлиственной.

2002 г.


Здоровый свет