НА ФОРУМАХ
107
2
159
2
140
2

Клубы : Клуб "Стройность"

Обожрались и рыдают...

Включаю телевизор, попадая на главный федеральный канал. На экране взрослый мужик. И он рыдает. Мужик огромный, грузный, весь такой жирный и неуклюжий... Прислушиваюсь. Дядьке 41 год, он весит 240 кг; на животе, который дядька со слезами на глазах демонстрирует камере, куча каких-то гнойников, выглядящих просто жутко. С каким-то невероятным страданием и укором всему человечеству в голосе дядька рассказывает о том, что вот де его жизнь теперь - это диван, холодильник и телевизор, потому как выйти на улицу ему тяжело. Дядькин тон почти заставляет меня почувствовать себя виноватой за то, что вместо прогулки он выбирает пожарить сковородку картохи с килограммом фарша, заправить все это майонезом и сожрать сквозь слезы. Дядька невероятно несчастен. И вот, он уже в студии, ему хлопают в ладоши, наверное даже сочувствуют, а он опять, рыдая, повторяет свою историю. Про то, как он из-за сидячей работы набрал эти два центнера сала и теперь жисть его - ад. На какие-то там реплики ведущего о том, что дядька собсна сам виноват, рядом на диванчике крокодиловыми слезами в голос начинает рыдать его сын. Мама дядьки выпучивает глаза и говорит: "А как же ж я ему не дам кушать, еси он так просит! Он же хочет!" "Просите?", - спрашивают у дядьки. И тот кивает головой. Дядька просит. И жрет сковородками. Вы простите меня за слово "жрет", но к такому количеству просто не применимы его более мягкие синонимы. Мужик именно жрет. Толстеет и гниет заживо, затекая гноем. Но жрать не перестает. А его сын с того же диванчика кричит, что зря так на папку, что он не такой, что по одежке не судят, и папка все сможет.

Следом выходит еще один. На пять лет старше и на сорок килограмм легче. Но смысл тот же. Мужик нажрал себе массу, а теперь его мучит отсутствие секса, друзей и работы. Рядом сидит его худая рыдающая жена, у которой, к слову, такие же жалобы на отсутствие секса. Его в их семье нет уже семь лет, пока дядька жрет.

И оба толстяка в их собственных глазах еще молоды и многое хотят успеть. Так хотят, что прям лежат по направлению к своей цели на своих продавленных диванах. А на передачу они пришли за каким-то чудом. Они так и говорят: "Вот взять бы это все и отрезать!" Ага! Отрезать! И нажирать заново, ни о чем не беспокоясь, правда? Только беда дядек в том, что с таким весом на операцию не берут и худеть таки придется долго и мучительно. Чуда не будет.

И знаете, у меня нет к ним жалости. Совершенно! Ни жалости, ни сочувствия, ни чего-либо подобного. Потому, что я - человек, всю жизнь живущий  с лишним весом. Да еще и женщина. И когда я хочу похудеть, я кушаю овсянку по утрам, а на ночь - йогурт и делаю убивающую меня планку наперегонки с тряской на вибромассажере, пока такие вот дядьки жрут сковородками жареное и валяются перед телевизором. И со мной все женщины мира. И мы с ними знаем, что набери мы за двести кг, ни один муж рядом с нами от жалости и любви плакать не будет. И жить с нами семь лет без секса  пока у нас гниют животы тоже вряд ли кто станет. И плакать бесполезно. И чудес не бывает.

А взрослым дядькам не плохо бы включить наконец мозги, чтобы понять, что сами виноваты, и не на первый канал нужно писать для халявного решения всех своих проблем, а просто перестать нажираться.

2fae41f7ec3bb8060b6a41c3663d49af.jpg


Запись также обсуждается в блогах:
Темная сторона луны
Здоровый свет