НА ФОРУМАХ
93
6
77
6
100
7

Зинаида Балданова: «Базовый доход» - не утопия, а необходимость»

Зинаида Балданова: «Базовый доход» - не утопия, а необходимость»

    В начале сентября председатель партии «Единая Россия» Дмитрий Медведев неожиданно выступил с инициативой введения в России «минимального гарантированного дохода граждан», пояснив, что под этим термином подразумевается «минимальная сумма средств, которая выплачивается государством человеку независимо от рода деятельности, социального и экономического положения». Между тем идея базового дохода не так нова. В Европе и мире она в том или ином виде существует уже давно, «базовому доходу» посвящены многочисленные научно-социологические исследования, ведутся обсуждения, реализуются пилотные проекты.

В России на государственном уровне о «базовом доходе» заговорили впервые. Между тем у нас в стране есть организации, которые не первый год изучают и продвигают эту идею. Среди них - Межрегиональный профсоюз «Соцзащита» и Общественное движение «Основной доход - Россия Завтра». Мы попросили исполнительного секретаря организации Зинаиду Балданову рассказать, насколько реальна перспектива введения «базового дохода» в нашей стране и почему сегодня эта идея оказалась востребованной.

- Основной доход, basic income (другие названия: гарантированный, безусловный, универсальный базовый доход) - периодическая денежная выплата, безоговорочно доставляемая всем на индивидуальной основе, без проверки материальных условий или требований к работе.

Такое определение дает Всемирная сеть базового дохода BIEN — самая авторитетная организация в мире, объединяющая известных ученых, активистов, общественные организации более 60 стран мира.

Проект по выплате базового дохода может быть реализован на национальном, региональном или местном уровне. Некоторые системы социального обеспечения можно рассматривать как шаги на пути к базовому доходу. Существуют разные программы, в рамках которых могут варьироваться размер выплат и социальные группы получателей. Многие ученые и эксперты связывают введение базового дохода с развитием автоматизации и искусственного интеллекта, полагая, что эти процессы приведут к резкому сокращению количества доступных рабочих мест.

- Зинаида Пурбуевна, для чего был создан Межрегиональный профсоюз «Соцзащита»?

- Чтобы защитить людей с неустойчивой занятостью: тех, кто не имеет постоянного источника доходов, имеющих временное трудоустройство,   фрилансеров или просто людей с низкими уровнем жизни. 

Мы существуем уже два года. Наш профсоюз - аффилированная структура большой международной организации BIEN (Всемирная сеть основных доходов). Эта организация объединяет множество общественных движений и объединений по всему миру. Мы активно сотрудничаем с европейскими коллегами.

Наши усилия сосредоточены на поддержке и продвижении идеи гарантированного базового дохода на территории России и стран бывшего СССР.

Основная цель, к которой мы стремимся – введение гарантированного базового дохода в нашей стране.

Мир изменился, старые решения уже не действуют. Мы считаем, что базовый доход должен рассматриваться как часть стратегии социума. России нужно изучать, анализировать и обсуждать с гражданским обществом идею введения гарантированного базового дохода через проведение пилотных проектов. Вместе с Общественным движением «Основной доход Россия Завтра» межрегиональный профсоюз «Соцзащита» активно продвигает эту инициативу.

Мы выступаем за проведение общенациональной дискуссии и реализацию широкомасштабного пилотного проекта по введению гарантированного базового дохода на государственном уровне. Международный опыт показывает, что пилот должен включать минимум 1 000 участников и длиться не менее 12 месяцев. Необходимо привлекать к участию российских и зарубежных ученых, общественные организации, BIEN, UBI Europe и другие общественные объединения. Таким образом можно не только оказать реальную помощь россиянам, участвующим в пилотных проектах, но и настроить новую систему социального обеспечения.

Идея гарантированного базового дохода - это не политика. Базовый доход - это революционное решение.

- Звучит хорошо, но многим идея финансовой поддержки неработающих россиян сегодня кажется утопичной…

- Вы знаете, поначалу мне тоже казалось, что в России эта идея не может реализоваться – у нас же не самая сильная экономика, хотя наша страна одна из богатейших в мире по природным ресурсам. Но я много общалась с экспертами из других стран, изучала их опыт. И сейчас понимаю, что это вполне рабочая идея, которая может привести к впечатляющим результатам.

Подобные проекты были признаны успешными в государствах с самым разным уровнем жизни. К примеру, аналогичный эксперимент удачно прошел в не самых благополучных африканских странах: Кении, Уганде, Намибии.

Пилотный проект был реализован и у нашего ближайшего соседа – Финляндии. Он проводился KELA — государственным институтом социального страхования и тоже показал хорошие результаты. В финском пилотном проекте участвовали безработные и малозанятые граждане, в течение 2-х лет получавшие ежемесячно по 560 евро.

Весь период его реализации шел мониторинг – эксперты наблюдали, каким образом расходуются деньги, как меняется образ жизни участников проекта. В начале эксперимента ситуация была не радужная – специалисты отмечали, что люди стали отказываться от возможностей подработки, прежние способы заработка их не привлекали. Но к концу эксперимента стало понятно, почему так происходило. Люди отказывались от работы, которая была им неинтересна, не удовлетворяла их запросам. А поскольку в период выплаты базового дохода у них не было необходимости заботиться о минимальном заработке ради поддержания жизни, они начали искать другую работу, с более высоким уровнем зарплаты, удовлетворяющую их интересам.

IMG-20200915-WA0012.jpg

Этот пилотный проект был реализован в Финляндии в 2017-2019 годах. Сын моей подруги, живущий в Финляндии, как раз оказался участником эксперимента. Он рассказывал, что эти средства дали ему возможность, не думая о хлебе насущном, спокойно понять, в какой области он хочет реализоваться, выбрать занятие по душе. Эксперимент был признан удачным. Кстати, одним из результатов проекта стало повышения уровня доверия к власти . И мне кажется, это очень показательный момент. В других странах исследователи констатировали снижение преступности на 40%.

Такая ситуация характерна для жителей многих западных стран, где люди не могут позволить себе уйти с нелюбимой работы, поскольку им надо выплачивать кредиты, платить за ипотеку, учебу детей. Они понимают, что живут не своей жизнью, но боятся остаться без денег на время поиска нового занятия. Такие выплаты - даже в качестве передышки - могут стать стимулом для осознанного выбора работы, дают возможность переучиться.

- Из каких источников, на Ваш взгляд, должно идти финансирование проекта по выплатам базового дохода?

- Источники финансирования могут быть самыми разными – федеральный и региональные бюджеты, муниципалитеты, ООН, социальные программы, благотворители.

Но в первую очередь нас сейчас интересует даже не финансирование, а поддержка инициативы на уровне федеральных властей, потому что региональные и муниципальные власти зависимы от центральной власти. В течение двух лет мы пытаемся найти союзника в лице государства, региональных властей. Но пока без особого успеха. При этом среди чиновников немало умных людей с широким кругозором – они бывают в разных странах, следят за тем, что происходит в мире. И все же до сих пор многие думают, что в нашей стране, где 20 миллионов граждан находятся за чертой бедности, то есть практически официально признаны нищими, это абсолютно нежизнеспособная идея. Такой инструмент как средство борьбы с бедностью до недавнего времени даже не рассматривался. 

Мы планировали начать с регионального уровня, хотели, чтобы административные власти в регионах провели эксперименты по выплате регулярного дохода определенным категориям граждан. Для этого в первую очередь надо определиться с фокус-группами. Мы были готовы подключить к проекту благотворителей. Но каждый раз в ходе переговоров выяснялось, что региональная власть не хочет брать на себя смелость принимать подобные решения. Да, заинтересованность есть, есть интерес к результатам эксперимента, но из-за инертности системы и жесткой иерархии власти подключать административный ресурс очень сложно.

Есть распространенное мнение, что народу нельзя давать деньги, нужно давать        « снасти, чтобы ловить рыбу». Это правильно, но лишь отчасти… Сейчас ни одно правительство в мире не может гарантировать рабочие места каждому гражданину своей страны. COVID 19 это подтвердил. Еще несколько лет назад многие видные ученые, футурологи и международные организации предупреждали о значительной потере рабочих мест в мире. McKinsey считает, что к 2030 году автоматизация будет причиной потери 800 миллионов рабочих мест в мире, по оценке PwC 30% рабочих мест Великобритании будут автоматизированы в течение следующих 15 лет. В США потери составят до 47% к 2033 году. Около 137 млн рабочих потеряют работу в Юго-Восточной Азии. Венчурный капиталисты, которые занимались разработкой ИИ для Microsoft и Google, считают, что в течение 15 лет ИИ сократит 40% работников в мире. Наиболее вероятно пострадают работники таких отраслей: транспорт, продажи и обслуживание клиентов, логистика, здравоохранение, финансовые службы, административные и вспомогательные службы. Количество рабочих мест для женщин сократится почти в 2 раза больше, чем для мужчин. Если раньше в зоне риска были только бедные и развивающиеся страны, то COVID 19 всех уравнял.

- Хорошо, если полученные деньги действительно пойдут на обучение или помогут в поиске новой работы. Но если человек волен распоряжаться средствами по своему усмотрению – разве нет риска, что они будут потрачены на что-то гораздо менее необходимое?

- Конечно, такой риск существует. Но, во-первых, это их деньги. Во-вторых, никем не было доказано, что люди все деньги спускают на алкоголь и развлечения.

Даже небольшие выплаты, проводимые нами в 2019 г. у нас в России (в Бурятии и Московской области) многодетным родителям и пенсионерам, показали, что люди тратили свои деньги на обучение детей, подготовку их к школе, одежду и обувь для детей, лечение, интернет и т. д. Для этого и нужны государственные пилотные проекты — чтобы изучить влияние гарантированного дохода на жизнь, физическое и психическое здоровье, рынок труда.

- Пробовали ли вы силами своей организации проводить эксперименты с выплатой дохода самостоятельно?

- Конечно, эти два года мы не сидели на месте, у нас есть уже определенные наработки. У нашей организации есть единомышленники во многих регионах и городах страны, с которыми мы плотно сотрудничаем, в том числе – в Татарстане, Бурятии, Иркутской и Московской областях и других субъектах РФ. Люди готовы помогать, работать с фокус-группами в качестве волонтеров.

На мой взгляд, в первую очередь гарантированный доход должны получать женщины, семьи с детьми, молодые люди, в том числе – студенты из малообеспеченных семей.

Расскажу о своем опыте работы в Бурятии. Я сама ездила по деревням, отдаленным районам, общалась с правительством региона. Мне хотелось получить некий срез ситуации, понять, насколько продуктивна была бы реализация проекта в Республике. На уровне власти я понимания не нашла, хотя денег мы не просили, нам нужна была ресурсная поддержка, возможность действовать, в том числе от лица администрации, потому что это связано с определенным уровнем доверия. 

Раз администрация не пошла нам навстречу – стали действовать на уровне глав поселений, просили подсказать, кому больше всего нужна помощь. Вот лишь один из примеров - многодетная молодая женщина, мама пяти детей, беременна шестым. Не маргинальная семья, хорошие дети, папа на заработках в Западной Сибири, дома бывает нечасто. У мамы нет возможности зарабатывать, мало того, у них украли корову. Живут тяжело, еле выкручиваются. Или другая семья - женщина одна воспитывает восемь приемных детей. Мы финансово помогали этим женщинам в течение нескольких месяцев, участницы тратили полученные деньги на неотложные нужды – одежду детей, стиральные машины. Кстати, после окончания эксперимента они организовали местное отделение профсоюза, собрали группу, в которую вошли люди разных специальностей, в том числе - медицинские работники из сельских больниц. Когда такие группы есть на местах - это очень хорошо, поскольку они знают потребности друг друга, знают, кто больше других нуждается в поддержке. Подобные группы у нас есть и в других регионах, они тоже готовы к сотрудничеству.

Интерес к гарантированному доходу во всем мире стремительно растет, в том числе среди творческих профессий — снимаются фильмы, пишут картины, создаются компьютерные игры. Наши коллеги из Японии, госпожа Рина Масуяма, директор Евразийского международного кинофестиваля сняла и представила в России на международных фестивалях в Благовещенске и Нальчике первый художественный фильм «Первый год безусловного базового дохода, день первый». И у нас родилась идея совместно снять фильм. Мы все же планируем продолжить в Бурятии пилотный проект по реализации гарантированного дохода и сделать документальный фильм о людях, участвующих в эксперименте. Сейчас мы подключили к работе Фонд поддержки и развития семейного детского кино. Этот проект позволит нам отследить, как сложатся судьбы участников эксперимента, поможет оценить продуктивность идеи.

- Как вы отреагировали на предложение председателя партии «Единая Россия» Дмитрия Медведева о введении в стране минимального гарантированного дохода для малообеспеченных граждан? Собственно, он озвучил идею, которую вы продвигаете в течение последних лет.

- Конечно, мы были очень рады. Подобное предложение впервые прозвучало с высокой трибуны. На меня сразу посыпались смс-ки от коллег и знакомых – «вы продвинули, вас услышали». Сложно сказать, что в итоге стало определяющим, но мы действительно многократно обращались с этой инициативой в самые разные инстанции. И даже термин был использован тот, который используем мы - «гарантированный доход», хотя в мире чаще принято называть его базовым, основным или безусловным.

Мы очень надеемся, что это была не предвыборная риторика. Сегодня россиянам нужно не только дать надежду на лучшую жизнь, но делать каждый день практические шаги к этой цели.

При этом мы понимаем, что от идеи до ее воплощения может пройти немало времени. Необходимо организовать масштабное обсуждение этой темы, к которому должны подключиться как специалисты – ученые-социологи, экономисты, футурологи, так и представители власти, общественные организации и движения, профсоюзы. Главная наша задача – выработать оптимальный вариант для реализации инициативы в России. Мы готовы к сотрудничеству в любом формате, готовы делиться своими наработками по этой теме.

Я думаю, эта тема не случайно именно сейчас всплыла на поверхность. Пандемия обнажила многие проблемы в экономике и сфере занятости, увеличилось количество безработных. Кроме того, ученые-социологи и футурологи предупреждают, что уже в ближайшие годы 47% профессий перестанут существовать, в том числе исчезнут привычные специальности - продавцы, водители, складские работники, даже юристы, экономисты, финансисты. На смену людям придут саморазвивающиеся системы. Процессы цифровизации и роботизации уже не отменить, и нам надо быть к этому готовыми. Уже очевидно, что в скором времени мы столкнемся с дефицитом рабочих мест. Поэтому надо заранее подготовиться к этому, чтобы вчерашние специалисты не пополнили ряды людей, оказавшихся за чертой бедности.

Основной доход – дело будущего, а мы должны прогнозировать будущее социума.

                                                                                                                          Ирина Овечкина




Здоровый свет