НА ФОРУМАХ
80
7
72
8
58
5

Анастасия Аверьянова: «Дом русской одежды – наше семейное служение»

Анастасия Аверьянова: «Дом русской одежды – наше семейное служение»

«Дом русской одежды Валентины Аверьяновой» был создан в 2011 году. Его глава - не просто модельер, талантливый дизайнер одежды, Валентина Николаевна - матушка, жена протопресвитера Алексия, мама шестерых детей и бабушка шестнадцати внуков. Об истории создания «Дома русской одежды» и о том, почему большая семья Аверьяновых воспринимает его как семейное служение, рассказывает его коммерческий директор, директор фонда «Русский наследник» и младшая дочь Валентины Аверьяновой – Анастасия Аверьянова.  

- Анастасия, создавая роскошные национальные костюмы, «Дом русской одежды» опирается на исторические традиции?

- Конечно. Но не слепо копирует, а создает на исторической основе новые русские наряды. Время меняется, и мы вместе с ним. Мы русские люди, и мы тоже пишем свою историю – в том числе и историю костюма.

Сейчас «Дом русской одежды Валентины Аверьяновой» работает в трех направлениях - русский боярский костюм XXI века, современная одежда с элементами русского стиля и спортивная одежда, футболки, свитшоты и худи с уникальными авторскими принтами.

Наша визитная карточка – это, конечно, русский боярский костюм. Этим направлением наша семья занимается уже больше сорока лет, создано уже несколько сотен таких нарядов. «Дом русской одежды Валентины Аверьяновой» - одно из немногих предприятий в мире, сохраняющих национальные традиции, возрождающих интерес к истории народа. Создание каждого костюма - сложнейшая работа, наши костюмы не копируют традиционные, каждый делается вживую, под конкретного человека. Только после знакомства с заказчиком мама создает узор для костюма, по которому потом выполняется вышивка нитью, драгоценными камнями и жемчугом. И каждый стежок делается с молитвой, в каждый мастерицы вкладывают свою душу.

Валентина и Дарья Аверьяновы.jpeg

- Костюмы действительно потрясающие. Но повод для того, чтобы надеть его, должен быть совершенно особым…

- Костюмы заказываются для торжественных выходов, деловых встреч, приемов, проходящих на государственном уровне, для праздничных балов, для подарков высокопоставленным лицам.

У нас есть заказчики, которые в таких костюмах принимают гостей. Есть клиенты, в том числе, например, известные фермеры Джон Кописки и его супруга Нина Валерьевна Кузьмичева, которые в боярском платье ходят дома, работают, потому что им в них очень комфортно. Это уникальная семья, которая своим примером вдохновляет окружающих, покоряет чувством юмора, добротой, великодушием. Джон Кописки и Нина Валерьевна Кузьмичева – большие поклонники русской одежды, и носят они ее не ради моды. Сам Джон Кописки имеет английско-польские корни, но считает себя русским. Его убеждения, образ жизни, взгляды – наглядное подтверждение того, что русский – это не только кровь и не только гены. Русский – это, прежде всего, дух и любовь к России.

Джон Кописки с супругой Ниной.jpeg

Есть клиентка, которая заказывала у нас много костюмов. Ее муж сначала не понимал, для чего она это делает, такие наряды казались ему несовременными. Как-то они поехали в Италию, в город Бари, где хранятся мощи Святителя Николая. Перед этим мы сшили для нее традиционный русский наряд – летний кружевной костюм и вышитый золотом и жемчугом венец. Ее появление в Бари вызвало настоящий ажиотаж - женщину приняли за особу императорских кровей. Все журналисты и фотографы старались сделать снимки. А мужа, стоявшего рядом с ней в обычном деловом костюме, просили отойти, чтобы «не портил кадр», приняв его за телохранителя. Фото с нашей заказчицей опубликовали многие европейские журналы и газеты.

Collage_20200901_205540.jpg

Отдельное направление – свадебный русский костюм. Мы видим свою миссию в том, чтобы сохранять традиции русского бракосочетания, венчания. Мне кажется, что с нашей подачи мода на свадьбы в русском стиле набирает все больше сторонников. Многие наши заказчики и заказчицы женятся и выходят замуж в русских костюмах, в нашем окружении свадьбы в русском стиле – это уже норма, традиция или обычай. Это очень красиво, торжественно и очень ответственно. В наших костюмах женщина меняется, она чувствует себя совершенно иначе, чем в обычной одежде. Русский костюм дает ей силу, проявляет ее лучшие черты – гордость, достоинство. Неслучайно один из проектов, в которых «Дом русской одежды Валентины Аверьяновой» принимает участие, называется «Русская женщина - Преображение нации». Наши костюмы – это образ России.

66314773-E448-4FCA-9514-1FFB5B798652.jpeg

- Наверное, вам заказывают наряды и для исторических киносъемок?

- Нет, для кино мы не шьем, и это наша принципиальная позиция. Мы не создаем иллюзию, а шьем костюмы для жизни, для реальных людей. Нам хочется, чтобы наши костюмы ассоциировались с настоящей жизнью, а не с ее видимостью, имитацией или «игрой в ношение русского костюма». Наши костюмы очень дорогие, поскольку это и сложная работа, и очень качественные натуральные материалы, и специальные технологии вышивки, и дорогостоящая отделка. На костюм нередко уходит несколько килограммов натурального жемчуга. Даже закрепить каждую жемчужину – большой труд. Поэтому изготовить один костюм – это долго и дорого. Эксперты оценивают наши костюмы от двух до пяти-шести миллионов рублей каждый. Минимальный срок создания – три месяца, а на отдельные наряды уходят годы. В кино используется другой подход – дешево, ярко, недолговечно. Так что мы этим не занимаемся.

К нам очень часто обращаются участницы конкурсов красоты, просят предоставить костюмы для выхода. Чаще всего мы отказываем, мне кажется это несовместимым – русский костюм и шоу-бизнес. Стоит выбирать - либо ты в купальнике дефилируешь, либо ты выступаешь в образе русской красавицы.

2410734D-32CC-4055-B0EF-22A7E42E10EC.jpeg

- Кто ваши заказчики?

- Это очень разные люди. Я уже отмечала, что среди них есть и фермеры, и предприниматели, и педагоги, и офисные работники.

Один из наиболее крупных в истории «Дома русской одежды Валентины Аверьяновой» заказов на пошив сделал известный московский предприниматель, который захотел переодеть своих сотрудников в костюмы в русском стиле. Мы разрабатывали для них офисный дресс-код. Сначала весь коллектив принял идею руководителя в штыки. Месяца три-четыре мы занимались этими девушками, создали для них модельную школу. Первая коллекция «Русская краса» была сформирована так, чтобы они могли сами выбирать, комплектовать какие-то элементы костюма. Одна из сотрудниц этой компании поначалу была ярой и принципиальной противницей таких нововведений. Но видели бы вы ее на финальном показе! Она плакала от радости, благодарила нас. Вышла с большим букетом цветов и подарила его создателю коллекции – моей маме, Валентине Аверьяновой. Потом эти девушки стали нашими верными поклонницами и постоянными заказчицами.

E2EF79BD-CC4F-450D-AE47-C13134BA6988.jpeg

- Случается, что вы отказываете клиенту, не принимаете у него заказ?

- Случается, и нередко. Мы, например, не шьем для шоу-бизнеса. Человек, которому мы беремся сшить костюм, должен совпадать с нами по жизненным ценностям, по взглядам на нравственные основы. С каждым заказчиком мы оформляем договор, в котором всегда оговаривается, для каких целей шьется и приобретается костюм. По этому договору клиент не имеет права продать костюм, потому что это такое же произведение искусства, как скажем, живопись или скульптура. Но он может быть преподнесен в дар или передан в качестве наследства.

Костюмы «живут» рядом с человеком, даже меняются вместе с ним. К примеру, вы заказали костюм, получили его. Но прошло несколько лет, ваше положение изменилось. Появилось больше возможностей, и теперь вы можете на эту основу нашить драгоценности, которые приобрели или получили в подарок за прошедшие годы. Костюм расцветает вместе с женщиной. Так было в русской традиции и прежде. Красивый наряд всегда стоил дорого и богато украшался. Праздничный кокошник стоил 200 рублей ассигнациями в то время, когда корову можно было купить за 3 рубля.

Collage_20200901_205616.jpg

- «Дом русской одежды Валентины Аверьяновой» – семейный бизнес. Расскажите, что предшествовало его созданию?

- Это действительно дело, вклад в которое вносят все члены нашей большой семьи. Но мы никогда не рассматривали его как бизнес. По каким-то формальным признакам его можно отнести к предпринимательской деятельности, но он никогда не приносил финансовой прибыли. Так что дело тут не в деньгах. Мы рассматриваем «Дом русской одежды» как служение, и хотим, чтобы русская идея, красота русских традиций были оценены по достоинству.

Валентина Аверьянова.jpeg

Что касается истории «Дома русской одежды» – она началась задолго до его официальной регистрации. Моя мама занималась вышивкой, русским костюмом еще в 70-е годы. Она происходит из старинного рода Кононовых. Именно Иван Федорович Кононов, хозяин шелковой фабрики, у которого работал ткачом Савва Васильевич Морозов, дал ему крупный заём, позволивший Морозову откупиться от солдатчины и приобрести первые ткацкие станки для своей шёлкоткацкой мастерской. Так что швейное дело, русский костюм – это у нас семейное. Еще в детстве моя мама, Валентина Николаевна, с восхищением наблюдала, как бабушка ее деревенской подружки на своем ткацком станке превращала льняную нить в чудесное полотно. Но главной драгоценностью был свадебный кокошник. Он был из красного штофа и расшит изысканным узором золотой нити, с вкраплением речного жемчуга. Одевался кокошник на красную бархатную шапочку. Мастерица разрешала Валентине Николаевне примерять свой кокошник и бусы. Как рассказывает Валентина Николаевна, наряжаясь в кокошник, она ощущала себя взрослой и очень красивой девушкой, обретала духовную силу и радость, у нее появлялось непреодолимое желание танцевать и петь.

От прикосновения к этим прекрасным произведениям русского народного творчества душа маленькой девочки наполнялась любовью и гордостью от осознания себя русской. С благодарным чувством она дала бабушке Кате обещание, что, когда вырастет, обязательно сошьет себе красивый русский костюм и будет показывать его людям.

После школы мама начала учиться на модельера-конструктора. Студенткой она подрабатывала моделью у Вячеслава Зайцева, он даже приходил к ней на защиту диплома.

Collage_20200901_210036.jpg

- Ваш папа – отец Алексий – священник. Как познакомились ваши родители?

- У нас в семье есть несколько версий знакомства родителей. Папа рассказывал, что мама рисовала в Измайловском парке, а он занимался спортом, вышел на пробежку с собакой (и мама, и папа, кстати, - мастера спорта). Увидел маму и влюбился. Вторая версия менее романтичная, ее придерживается мама: они с сестрой шли из магазина с тяжелыми сумками, а папа помог им эти сумки донести до дома. В любом случае, это была любовь с первого взгляда. Они поженились, когда им было по 18 лет.

Папа из очень интересной семьи. Мой прапрадед, Петр Иванович Аверьянов, был разведчиком при Государе, знал восемь языков. А папин отец, мой дед, работал на космодроме Байконур. Бабушка занимала высокий пост на закрытом предприятии – в «ящике», как тогда говорили. При этом они всегда были верующими людьми.

- То, что сын решил принять сан, не стало потрясением для его родителей? В советском обществе это была, мягко говоря, не самая популярная профессия…

- Нет, они были к этому готовы. Есть такая семейная история. Мой дед Анатолий - фронтовик. Как-то во время войны он увидел священника в облачении – голубоглазого, с длинными светлыми волосами, идущего по пшеничному полю. И деду был голос: «Ты вернешься с войны, у тебя родится сын, он станет священником». Дедушка знал, что так и будет.

Выйдя замуж за папу, мама смотрела за швейным производством митрополита Питирима Волоколамского, возглавляла ризницу. Собственноручно создавала священническое облачение. Мама - одна из немногих, кто использует традиционный русский крой при создании облачения для духовенства. В основном же сейчас используется византийский крой.

Обвенчавшись, родители сразу решили, что у них будет много детей. Их в семье шестеро - Алексей, Мария, Андрей, Иван, Анастасия, Николай.

Сейчас у моих родителей уже шестнадцать внуков. Мы все друг друга очень поддерживаем. Собираемся каждый праздник, каждые выходные. «Дом русской одежды Валентины Аверьяновой» просто не состоялся бы, если бы он не стал нашим семейным служением. Каждый из нас занимается своим направлением деятельности, у каждого - свое дело, своя профессия, но мы все, как можем, поддерживаем «Дом русской одежды».

- Анастасия, а у вас в детстве был костюм от лучшего модельера - мамы?

- Когда девочки приходили на праздники в костюмах снежинок, Снегурочек, я надевала сшитый мамой русский наряд. Он был создан для моей старшей сестры, потом перешел мне. Мама шила одежду и папе, и нам, детям. Из этого потом и возник «Дом русской одежды». Люди видели, как мы одеваемся, и просили сшить им наряды в том же стиле.

Анастасия Аверьянова.jpeg

Недавно мама шила костюмы для школьных спектаклей. Это школа, в которой я училась, и которую сейчас возглавляет моя сестра – «Русская школа Марии Аверьяновой». Создала школу Римма Эдуардовна Агафонова, до этого она называлась Школа славянских культур. Сейчас эта школа – еще одно направление нашего семейного служения. Это сильное учебное заведение с высоким качеством образования и традиционным русским воспитанием.

- Как сказались ограничения, связанные с пандемией, на «Доме русской одежды» и на вашей семье?

- Мы, как и все, долгое время были в самоизоляции из-за ограничений, связанных с пандемией коронавируса. «Дом русской одежды Валентины Аверьяновой» не мог принимать клиентов, и все же ситуация не стала для нас критичной – прежде всего благодаря тому, что у нас есть очередь на пошив костюмов. Мы берем заказы на несколько месяцев вперед. Так мы сумели выжить, сохранить всех сотрудников и выплатить всем зарплаты.

В настоящее время мы находимся в поиске нового помещения – не только для работы «Дома русской одежды», но и для размещения в нем музея русского костюма, который планируем открыть, чтобы демонстрировать одежду из наших коллекций

Пандемия сорвала и другие наши планы. Мы должны были запустить во Франции проект «Русская женщина - Преображение нации», часть коллекции еще до начала пандемии успели отправить в Русский культурный центр в Париже. Открытие должно было пройти в сентябре в российском посольстве, но границы из-за угрозы распространения коронавируса остаются закрытыми. До начала пандемии наша выставка вызывала большой интерес, нас приглашали в Германию, Швейцарию, Австрию. Сейчас уже понятно, что раньше декабря выставка за рубежом не откроется. Поэтому будем запускать проект в России.

90DA11E9-F6AF-4A94-BD6C-32E2F605855E.jpeg

- С чем связаны ваши планы по развитию «Дома русской одежды»?

- Я мечтаю о том, что у нас появится музей русской одежды, музей современного русского костюма. Нам очень нужно отдельное помещение для него. «Дому русской одежды» есть что показать, у нас собрана большая коллекция. Но мы хотим, чтобы это была не просто выставочная площадка, а клуб, где мы могли бы общаться с молодежью, проводить лекционные занятия, мастер-классы.

Еще одна моя мечта связана с «Русской школой Марии Аверьяновой». Сейчас мы арендуем помещение, но очень хотим построить новое школьное здание. Земля у нас уже есть, но нет финансов на строительство. Очень надеемся собрать средства для строительства школы в Подмосковье.

CED6C0E8-7F0B-4129-A794-78A1FCCD7738.jpeg

- А лично для себя чего хочется?

- Я очень люблю учиться. У меня уже есть два высших образования: первая специальность – «История, обществознание, археология» (Московский городской педагогический университет), вторая – «Международные отношения» (Дипломатическая академия МИД России). Сейчас я понимаю, что хотела бы, как специалист, принести пользу и людям, и моей стране. Вполне возможно, мое третье высшее образование будет первой ступенью к началу реализации мечты о служении государству.

А самая большая моя мечта как женщины и мамы - чтобы мои дети выросли цельными личностями, чтобы они жили в сильном, процветающем государстве, в безопасности, чтобы они любили свою страну и верно служили ей, как это делают все члены нашей семьи.

Ирина Овечкина

Фото: Дарья Зайцева, Ольга Бажутова, Наталья Аксенова, Андрей Филиппов, Станислав Старченко, Екатерина Чичкова




Здоровый свет