НА ФОРУМАХ
13
4
28
5
32
7

Елена Панина: «Корни происходящих в мире процессов надо искать в глубинах истории»

Елена Панина: «Корни происходящих в мире процессов надо искать в глубинах истории»

Почему России так важно иметь стратегию планирования, в чем сегодня состоят проблемы госуправления и как создать «фабрику мысли»? – На эти и другие вопросы отвечает депутат Госдумы РФ, политический и общественный деятель Елена Панина.

Елена Владимировна Панина – депутат Государственной думы II, IV, V, VI и VII созывов. Председатель Московской Конфедерации промышленников и предпринимателей. Глава Института международных политических и экономических стратегий — РУССТРАТ (создан в 2020 г.). Доктор экономических наук, профессор, академик РАЕН.

Автор книг «Взлеты и падения. Избранные главы экономической истории», « Так считаю!», «Эллада. Свет разума и культ военной силы» и других книг.

      Награждена орденом «Почета», орденом «Дружбы», медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени», Почетной грамотой Президента Российской Федерации, Благодарностью Президента Российской Федерации, медалью «850-летия Москвы», знаком отличия «За заслуги перед Москвой», знаком отличия «ЗА безупречную службу городу Москве», памятной юбилейной медалью «100 лет со дня учреждения Государственной Думы в России», орденом Русской Православной Церкви им. Святой равноапостольной Великой княгини Ольги, Орденом Русской Православной Церкви преподобной Евфросинии, великой княгини Московской, орденом Республики Польши «Золотой Крест Заслуги», является лауреатом Национальной премии общественного признания достижений женщин России «Олимпия», Национальной премии Российской Академии Бизнеса и Предпринимательства «Дарин», награждена высшей общественной наградой Российской Федерации Золотым орденом «Гордость России».

- Елена Владимировна, Вы избирались в Госдуму пять раз. Были автором и соавтором более 110 законодательных инициатив и поправок к проектам. Какие из этих законопроектов Вы считаете самыми значимыми?

- Мне не стыдно за мою парламентскую деятельность. Большинство базовых экономических законов, по которым живет сегодня страна, были созданы под моим руководством. Во-первых, это антимонопольное законодательство - базовый 135 ФЗ «О защите конкуренции» и последующие поправки к нему, над которыми работала моя рабочая группа.

Я являюсь основным автором федерального закона «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации». До его принятия таких понятий как «малый бизнес», «малое и среднее предпринимательство» в правовом пространстве просто не существовало, так как они не были закреплены законодательно.

Очень серьезной работы потребовало принятие закона об игорном бизнесе, давление при его разработке на нас было неимоверное. И все же он был принят, казино закрылись, остались лишь несколько игорных зон.

Не могу не упомянуть и закон «О промышленной политике в Российской Федерации». Само понятие «промышленная политика» многие годы, начиная с 90-х, было почти табу. Когда я начала работу над законом, шли переговоры о вступлении в ВТО. Мне говорили – принятие этого закона будет рассматриваться ВТО как протекционизм, поддержка собственной промышленности. И что? Все страны поддерживают свою промышленность. Позже он все-таки был принят, хотя и в более урезанном против первоначального варианте. Тем не менее, он уже содержал некие адекватные инструменты, позволяющие на государственном уровне поддерживать этот сегмент. Был создан Фонд поддержки промышленности и целый ряд других институтов для развития отечественного производства. Этому базовому закону тоже был отдан не один год жизни.

Жизнь подтвердила мою правоту. Помогает нам сейчас членство в ВТО? Для чего мы так туда рвались более 17 лет? А теперь мы видим, что санкционный режим, введенный в отношении нашей страны, сплошь и рядом нарушает нормы ВТО, но никого это не волнует. А мы все еще придерживаемся этих норм. Хотя надо бы вести себя более прагматично, защищать в первую очередь собственные экономические интересы.

Еще один важнейший закон - «О стратегическом планировании в Российской Федерации». Там была такая предыстория. Президент поручил Правительству подготовить закон о государственном стратегическом планировании. А чиновники в исполнительной власти, понимая, что не могут не выполнить поручение Президента, прислали небольшой документ из нескольких страничек, в котором не было, собственно, никакого стратегического планирования. Присланный вариант закона был вынесен на рассмотрение Думы, нам пришлось принять его в первом чтении. А я тогда была заместителем председателя Комитета по экономической политике и руководила Экспертным советом по экономической политике. Комитет назначил меня возглавлять рабочую группу по доработке этого закона. Я пригласила к сотрудничеству представителей профильных министерств и ведомств, представителей субъектов РФ и местного самоуправления. Надо сказать, что первый вариант вообще не учитывал уровень местного самоуправления, включая города-миллионики, стратегические территории. Ко второму чтению мы уже сделали нормальный закон. Получить одобрение Правительства тоже было непросто – чиновникам не понравилось, что от первоначального варианта остались рожки до ножки. Но в итоге закон все же был принят. К сожалению, сегодня он не работает в полную силу, хотя я уверена, что за ним будущее. Потому что без серьезной, взаимоувязывающей все уровни и все отрасли экономики, системы стратегического планирования страна не может полноценно развиваться и целенаправленно двигаться вперед. А без этого нам просто не выжить.

Да, у нас сейчас много стратегий по разным направлениям, но реально работающих среди них практически нет. При этом на разработку этих стратегий уходят немалые бюджетные средства.

Недавно, 2 июля 2021 года, Президент подписал Указ, которым утвердил новую Стратегию национальной безопасности. И там четко написано, что нам придется заниматься стратегическим планированием, концентрировать на определенных направлениях развития все виды ресурсов – не только финансовые, но и административные, кадровые. И уже отталкиваясь от этого, двигать экономику. В новой стратегии нацбезопасности экономическая тема, вопросы внутренней социально-экономической политики поставлены на первое место - и это крайне важно.

Казалось бы, Стратегия готовилась Совбезом как система мер защиты от внешних угроз. Конечно, это оправдано - мы действительно живем сегодня в очень сложной внешнеполитической ситуации. Но без сильной экономики нам не выжить. Я надеюсь, что в конце концов у нас будет выстроена четкая система стратегического планирования. Конечно, Госплан в том виде, каким он был в советские времена, не может быть возрожден – у нас сейчас другая экономика, иные схемы управления, но некоторые элементы, то лучшее, что было в советской системе планирования, безусловно, надо использовать.

4 (2).jpg

- А были законопроекты, которые Вам хотелось продвинуть, но не удалось?

- К большому моему сожалению, не получилось провести закон о ценовой политике в РФ. Он разработан, он существует. Возможно, в ближайшее время в нем возникнет необходимость. Я считаю эту тему очень значимой, мы же не можем хаотично регулировать цены - повезли за рубеж зерно или металл - подняли пошлины. В этой сфере тоже должна работать система. Никто не говорит, что цены надо диктовать. Но существуют разные способы регулирования цен, и они используются во всем мире. Так же как элементы нашего Госплана и системы стратпланирования – они отлично работают в тех же Соединенных Штатах Америки.

Есть и ряд других законодательных наработок, которые пока не удалось реализовать.

- Во время острой фазы пандемии и после нее властям пришлось принимать много непростых решений. Вы одна из первых подняли тему помощи предприятиям, не вошедшим в перечни пострадавших. Какие из инициатив предложила возглавляемая Вами Московская конфедерация промышленников и предпринимателей?

- В период самоизоляции и после него было предложено много самых разных инициатив. Конфедерация объединяет представителей Москвы, поэтому разработанные нами рекомендации затрагивали в первую очередь столичный регион. Наши предложения касались поддержки технопарков, предприятий в сфере интеллектуальной деятельности, поскольку нас очень волновало сохранение интеллектуального потенциала. Многие наши талантливые специалисты в этой сфере уезжают за рубеж, а этого нельзя допускать. Поэтому я считала необходимым поддержать этот сектор.

Беда в том, что в нашей стране - и Москва здесь не исключение – чиновники неохотно прислушиваются к мнению общественных объединений. «Мы лучше знаем, как надо, сами все решим и все сделаем» - самый «удобный» метод ведения дел. Они не любят прислушиваться ни к мнению профсоюзов, ни объединений работодателей, других общественных объединений. Безусловно, среди мер, которые подготовило Правительство Москвы, было много действенных, адекватных решений. Но мы же понимаем - для того чтобы они эффективно работали, надо упростить механизмы получения помощи. Потому что обивать пороги, добиваться поддержки, особенно в период пандемии, совсем непросто. У нас был целый ряд предложений по упрощению этих схем, но далеко не все они были услышаны.

Пандемия сильно ударила по всей экономике, по бизнесу – в первую очередь по малому. Поэтому принимать решения надо было очень быстро. У нас, к сожалению, крайне неповоротливая государственная машина, все происходит очень медленно. Кроме того, у нас нет безразмерных финансовых ресурсов - надо же еще поддержать семьи, детей. Поэтому когда упрекают – то не сделали, это не сделали, надо понимать, что власть исходит из реальных возможностей. Другое дело, что при более эффективной системе управления у нас было бы больше возможностей. К сожалению, много средств распыляется, расходуется не по назначению.

9.jpg

- Какие изменения в системе управления, на Ваш взгляд, нужны в первую очередь?

- В первую очередь необходимо выстроить координацию системы управления, потому что сейчас нет цельной системы. И очень большой слой госслужащих и муниципальных служащих заинтересован только в престижности занимаемых должностей. Многие из этих чиновников отгородились от людей, не видят и не слышат их проблем и нужд. А многие из этих нужд как раз и проистекают из неэффективного управления.

Пандемия показала, что мы не очень готовы к экстремальным ситуациям. Да, многие службы сработали хорошо, были быстро развернуты дополнительные стационары, временные госпитали. Мы оперативно создали качественные вакцины. И все же, в целом, координации между разными структурами управления не было. Многие решения принимались с опозданием, не было согласованности в действиях региональных, муниципальных властей. Это говорит о том, что отсутствует государственная дисциплина. Правят бал люди, умеющие красиво отчитываться. Думаю, сейчас многие уже осознали, что ситуацию надо менять. На первый план должны выйти люди, может быть, более жесткие, но готовые отвечать за свои решения, с четким пониманием алгоритма действий, с конкретными требованиями. В период войны командирами становились настоящие лидеры, готовые вести за собой людей. Так должно случиться и сейчас.

16 (1).jpg

- Вы член Комитета по международным делам Госдумы РФ. Как Вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию во внешней политике и какие вопросы в международных отношениях, по Вашему мнению, требуют немедленного реагирования?

- Сейчас происходят изменения во всей международной конфигурации. Старый мировой порядок уходит, рушатся многие международные институты. Идет борьба за будущее мироустройство и за место в этом новом миропорядке. Россия находится между двумя главными противоборствующими в геополитике силами – Китаем и США. Поэтому не стоит забывать, что мы должны укреплять собственную экономику, вооруженные силы, что, собственно говоря, мы сейчас и делаем. Необходимо укреплять стратегически важные отрасли, в том числе связанные с информационными, цифровыми технологиями.

Разговоры об импортозамещении уже навязли в зубах. Об этом много говорят, но в реальности изменения происходят недопустимо медленно. А нам действительно нужно уходить от зависимости от иностранных технологий, нужно научиться жить автономно и независимо. В оборонной отрасли эта независимость в значительной мере есть, но нам надо и в других секторах создавать свои продукты, находить свои технологические решения.

Сейчас идет переходный период, основанный на праве сильного. И если мы будем слабеть на важных направлениях, терять образованные кадры – нас просто съедят. Еще раз повторю – нам необходимо пересмотреть систему управления в стране, подходы к использованию ресурсов. Мы проигрываем с точки зрения финансовых ресурсов США только потому, что у них печатный станок от всей мировой финансовой системы. Но это время тоже заканчивается. Мы живем в период, когда США очень быстро теряют свое мировое лидерство. Если раньше расчеты всего мирового оборота на 100% производились в долларах, то сегодня эта доля снизилась до 38%. В дальнейшем, на мой взгляд, мир перейдет на цифровые валюты. Что касается мироустройства, то мне очень вероятным сценарием представляется распадение мира на сравнительно небольшие кластеры – порядка 500-600 миллионов человек, в центре каждого – одна страна влияния и вокруг государства-сателлиты. И мы уже сейчас должны формировать свой кластер. К сожалению, постсоветское пространство мы уже большей частью проиграли.

- Вы затронули кадровый вопрос, напрямую связанный с темой образования. Сейчас много говорится о подготовке инженерных кадров, в которых сегодня ощущается острая потребность. На ваш взгляд, каких изменений требует система образования?

- Качество подготовки кадров очень разное. Многие технические вузы были в свое время закрыты. Сейчас система подготовки восстанавливается, перенастраивается. Потребность в квалифицированных инженерах действительно большая. Нам нужно переходить к практикоориентированной системе обучения. Мы говорили об этом на Московском международном инженерном форуме, по итогам которого были составлены рекомендации. Затем на базе этих рекомендаций были подготовлены поправки в Закон «Об образовании». Но пока по практикоориентированному обучению есть масса нерешенных вопросов. Такое обучение подразумевает часть занятий в аудиториях, вторую часть – на рабочих местах. Это не стажировка и не практика в привычном понимании, а равноценная часть учебного процесса, наряду с теоретической.

Проблема в том, что работодатели не хотят брать студентов на обучение. Их можно понять – для чего им это? Кто будет ими заниматься, обучать технике безопасности, вводить в производственный процесс? Никаких стимулов, льгот для работодателей не предусмотрено. То есть все проблемы, затраты ложатся на плечи работодателя. В закон внесены поправки о введении практикоориентированных систем обучения, но пока нет механизмов, позволяющих эти системы внедрить. При этом в мире это работающие технологии, во многих странах действует контрактная система, в рамках которой заключаются договоры с компаниями-работодателями. Частные корпорации заинтересованы в таком сотрудничестве - у них есть возможность по итогам обучения пригласить лучших студентов к себе в штат. А у нас этот закон пока «пробуксовывает». Я настаивала, чтобы необходимые механизмы по практикоориентированному образованию были внесены в федеральные государственные образовательные стандарты, но профильное министерство не поддержало. Потому что дальше должна была последовать его работа, прописаны алгоритмы взаимодействия, схемы стимулирования для работодателей, организационные меры. А это лишняя головная боль. Зато западные компании наших одаренных студентов «пасут» уже со второго-третьего курса. Заключают с ними контракты, приглашают к себе на обучение, а потом и на работу. Так мы теряем кадры.

8 (1).jpg

- Елена Владимировна, Вы уже много лет принимаете активное участие в жизни РПЦ, помогаете в решении каких-то вопросов. С чего началось это сотрудничество и почему оно так важно для Вас?

- Начало взаимодействия с Русской православной церковью относится к 1993 году. Страна тогда стояла на грани развала, шел «парад суверенитетов». Хорошо зная историю, и недавние события с СССР, я понимала, что все это может закончиться серьезными социальными потрясениями, вплоть до гражданской войны. Много думала, какая идея может объединить народ? И пришла к тому, что такой идеей может стать земство. Прежде земства формировалось из людей, принадлежавших к разным сословиям. Эти люди занимались обустройством жизни, в том числе тем, чтобы нивелировать противоречия разных сословий с учетом интересов каждого из них. Все серьезные вопросы решались на земских собраниях. Я начала заниматься созданием общественного земского движения и искала единомышленников, которых привлекала идея местного самоуправления, основанного на земских традициях. И на этой почве взаимодействовала с Русской православной церковью. Многие священнослужители поддержали мою идею. Нами был создан Оргкомитет по созданию Российского земского движения. Сопредседателем Оргкомитета стал митрополит Кирилл, нынешний Патриарх. Дальше была история с созданием Всемирного русского народного собора, который и сегодня успешно работает. Российское земское движение выступило одним из соучредителей Собора. Вот так и началось мое сотрудничество с РПЦ. Многие проекты мы реализовали при поддержке церкви.

Сейчас я возглавляю в Соборе Комиссию по работе с международными организациями и соотечественниками за рубежом. Бывшие россияне, живущие за границей - очень разные люди, кто-то уехал и не хочет вспоминать, что он из России, дети уже не знают русского языка. Но множество людей, в силу разных обстоятельств оказавшихся за границей, очень бережно сохраняют в своих семьях национальные традиции, культуру, язык, создают общины, школы, строят православные церкви. Им не хочется терять связи с Родиной. И мы стараемся поддерживать эту связь.

Теперь Всемирный русский народный собор имеет консультативный статус при Организации объединенных наций. В ближайшем будущем мы планируем работать на полях 76 Генеральной Ассамблеи. Наш голос должен звучать, надо доносить свою точку зрения.

10 (2).jpg

- Институту международных политических и экономических стратегий — РУССТРАТ, который Вы возглавляете, исполнился год. Для чего он создавался и какие задачи стоят сегодня перед Институтом?

- Наша главная задача – исследования, подготовка аналитических докладов в сфере внешней политики и геополитики. Реагируем на то, что происходит в мире, отслеживаем и даем оценку тенденциям. И, главное, анализируем, как сказываются эти процессы на России - чтобы понимать, как нашей стране выстраивать свою позицию по важным вопросам и как действовать.

У Института есть телеграмм-каналы, он представлен во всех соцсетях. Создана сеть сайтов в субъектах РФ. Есть сайты для аудитории из Вашингтона, Нью-Йорка, Торонто, Берлина, Лондона, сейчас открываем сайт для Парижа. Англоязычная версия дала нам большой приток читателей. Люди из разных государств хотят знакомиться с альтернативной точкой зрения, им интересна наша позиция, наши подходы. Ежемесячно около 9 миллионов человек читают наши информресурсы. Это дает нам возможность быстрого распространения значимой информации, донесения нашего взгляда на ситуацию. И я как руководитель Института делаю все, чтобы наша позиция была глубоко выверенной, аналитически четкой и взвешенной. Мы отстаиваем интересы России. Но я против непроверенных фактов, конспирологических гипотез с целью привлечения внимания.

В разных странах мира есть признанные аналитические организации, исследовательские корпорации, институты, которые называют мировыми фабриками мысли. Я очень хочу, чтобы РУССТРАТ дорос до таких ведущих фабрик. Но это задача на будущее.

- Елена Владимировна, у Вас работа в Думе, Институт РУССТРАТ, Конфедерация, Комиссия в Русском народном соборе. Занятость на 200 процентов. Но в этом году у Вас еще вышла книга «Эллада. Свет разума и культ военной силы». Что подвигло Вас написать эту книгу и чем обусловлен интерес к Элладе?

- Эта книга - первая из начатого мной цикла работ под общим названием «У истоков западной цивилизации». Она - продолжение моей научной работы. Экономическая история тесно связана с политическими и идеологическими, культурными процессами, развитием философской мысли. Это очень увлекательно – искать ответы в прошлом на самые важные вопросы современности - какое воздействие на экономическую жизнь оказывают выдвинутые политическими лидерами идеалы и цели, какое значение имеют системы культурных ценностей и моральных установок? Какова роль государства в хозяйственном развитии? Какими характеристиками должны обладать национальные лидеры? Приносит ли выгоду политика двойных стандартов? Какую роль играет культура в экономическом развитии? Все, что сегодня происходит – имеет свою подоплеку в истории, в далеком прошлом. Изучение истории дает понимание, почему происходит именно так, а не иначе. Древняя Греция - колыбель западной цивилизации. Но в ее истории много того, из чего складывался и наш культурный код. И это тоже чрезвычайно интересно.

Следующая книга цикла «У истоков западной цивилизации» будет посвящена Эллинистическому периоду Александра Македонского и после него. Третья – Римской империи.

IMG-20200220-WA0004.jpg

- И последний вопрос. На Ваш взгляд, требует ли ситуация в России с «гендерным паритетом» каких-то изменений и что стоит предпринять для более активного вовлечения женщин в экономические и политические процессы?

- Я никогда не сталкивалась с этой проблемой. Хотя много лет занимала разные руководящие посты, руководила мужчинами. Если женщина умна, широко мыслит, почему она не может быть руководителем, возглавить любую структуру? Не вижу для этого никаких препятствий и барьеров. Я оцениваю людей по их знаниям, талантам, а не по тому, к какому полу они принадлежат.

Ирина Овечкина



Здоровый свет