НА ФОРУМАХ
82
6
17
6
49
6

Марина Розенштейн: «Классическая диетология потерпела фиаско»

Марина Розенштейн: «Классическая диетология потерпела фиаско»

В 2004 году Таллиннская клиника пищевой непереносимости наделала много шума – сюда ехали пациенты из Эстонии, России, Прибалтики, а также из Финляндии, Швеции, других стран Европы. В результате лечения пациенты клиники избавлялись не только от разного рода аллергий и проблем, но и от лишнего веса. Основателем новой методики, впервые соединившей принципы иммунологии и диетологии, стала врач-диетолог Марина Розенштейн. Спустя несколько лет семья Марины Юзефовны приняла решение переехать в США. В 2007 году врач стала основателем клиники в Кливленде. Спустя всего пару лет у компании появился офис на Манхеттене. Сегодня Марина Розенштейн живет на несколько стран, среди ее пациентов – немало знаменитых артистов, певцов, режиссеров и телеведущих. Но особенно она гордится тем, что среди пациентов очень много коллег-докторов.

Марина Юзефовна Розенштейн – врач-диетолог, член Американской ассоциации нутрициологов ANA, учредитель и ведущий специалист компании ImmunoHealth Int. LLC (New York, USA), автор собственной научной методики в области иммунодиетологии, кандидат медицинских наук, соавтор научных изданий «Основы иммунодиетологии», «Персонализированное питание: проектирование продуктов и рационов», а также оригинальных популярных книг с кулинарными рецептами: «Основы иммунодиетологии», «Искусство Исключения, или иммунная диета без паники!», «Иммунная Диета, Семейное застолье».

- Марина Юзефовна, что подтолкнуло вас в сторону иммунодиетологии, почему именно это направление стало Вашей специализацией?

- Эта история началась очень давно. После окончания института я распределилась в кардиоцентр Академии наук. И моей первой научной работой стала очень серьезная тема, которую мы с коллегами выполняли по поручению Госкомитета здравоохранения - изучение связи структуры заболеваемости у кочевых народов Севера и Центральной Азии с их образом жизни и особенностями питания. Это было в середине 80-х годов. Нам предоставили теплоход, который курсировал по великим сибирским рекам, мы могли использовать и возможности службы санавиации, помогавшей добираться в самые труднодоступные места, забрасывавшей нас в тундру и горные селения Саян. Наша главная задача заключалась в том, чтобы найти подтверждение идеи, что переедание мясных продуктов советскому человеку не полезно, и что народы, которые употребляют в пищу много жирного мяса, долго не живут, поскольку переизбыток холестерина в пище провоцирует у них возникновение холестериновых бляшек, развитие кардио-воскулярных заболеваний с тяжелым исходом – инсультами, инфарктами. Но подтверждения этой идее мы не нашли. Мало того, выяснились довольно крамольные вещи. Отличия в структуре заболеваемости среди скотоводов, ведущих кочевой образ жизни в привычной среде обитания, и людей той же популяции, работающих в городах, на производствах, и питающихся организованно, как среднестатистические советские люди, оказалась разительными. Мы выяснили, что основными причинами смерти у кочевых жителей были старческое угасание, инфекции и травматизм, а никак не сосудистые катастрофы. Исследование показало, что представители этих народов с традиционным для них рационом питания в целом чувствуют себя гораздо лучше своих сородичей, живущих в городах. Результаты наших исследований не стали широко публиковать, а потом и вообще закрыли. Это исследование дало мне неоценимый личный опыт и понимание, насколько иммунная система каждого человека зависит от питания. Наблюдения за тем, как эти народы выращивают абсолютно здоровых детей без единой капли молока, кроме материнского, потом очень помогли мне смело шагнуть к исключению молочных продуктов из рациона своих, а потом и чужих детей с молочной непереносимостью, о которой в те годы не было даже представления. Это сегодня у нас в руках целый арсенал безмолочных и гипоаллергенных смесей для таких младенцев.

розенштейн.jpeg

- Да, в последнее время мы все чаще слышим о пищевой непереносимости лактозы, глютена, постоянно растет количество людей с пищевыми аллергиями. Это тоже связано с изменениями в традиционном питании?

- Разумеется. Эти явления имели место и раньше, но интенсивный рост заболеваний, связанных с рационом питания, начался с середины XX века. До этого человечество часто голодало. Миром правил голод. Но даже в сытые периоды рацион наших предков всегда был довольно ограниченным – «щи да каша – пища наша». Разве наши родители ели креветок из Таиланда? У простого люда на столе обычно было около десяти основных продуктов. Возможности знати были шире, богатые люди могли позволить себе заказать продукты из других стран. Так и болела знать чаще – подагра, апоплексия, ожирение – эти болезни в основном были уделом людей обеспеченных. Массовая сытость пришла после окончания Великой депрессии, после Второй мировой войны. А теперь наступил период глобализации. С развитием дальней авиации процесс торговли экзотическими продуктами пошел еще более ускоренными темпами. Перевозили самолетами, пароходами, теплоходами. С появлением Всемирной банковской системы, пластиковых карт, мобильных платежных систем еда стала гулять по всему свету. Рацион миллионов людей резко изменился. Кроме того, перевозки на дальние расстояния изменили требования к срокам сохранности продуктов. Всем стала нужна пища, которая может храниться долго. Поэтому после войны появилась целая отрасль, нацеленная на создание технологий, способных увеличить сроки хранения. Во-первых, возникли новые направления агрохимии. Во-вторых, появились консерванты, которые позволяли долго хранить и продавать продукты в приличном товарном виде. И вот все мы, приспособленные к своим локальным традициям, имеем на столе невиданное разнообразие продуктов в сочетании с ксенобиотиками-непищевыми микрокомпонентами. А почти все, что продлевает жизнь продукта на полке, продолжает враждебно действовать на микроорганизмы нашего жизненно важного органа – кишечной микробиоты. Не важно, что определенные микродозы пестицидов и химических консервантов считаются допустимыми для нашего собственного организма, жизнь и благополучие нашей микробиоты под серьезной угрозой. И как результат – разрушенный барьер кишечника, а значит - огромное количество аллергий, пищевых непереносимостей, хронических болезней и пандемия ожирения.

Под новые продукты, появившиеся на нашем столе, менеджеры и диетологи уже подводят «научную» базу, декларируют их безусловную полезность: в молоке минералы, в мандаринах– витамины… То есть пищевая индустрия закладывает определенные критерии полезности продуктов. Но всем ли они полезны? Для северных народов китовый жир – привычная пища, которая не принесет им вреда, а пищеварительная система жителя средней полосы может среагировать совершенно иначе. Так что такой подход - абсолютно бесперспективный путь. Когда нам говорят, что такие-то продукты полезны, потому что в них много каротина, витаминов, еще чего-то – нельзя сказать, что нас обманывают. Они там действительно есть. Это правильный критерий, но он вторичный. А первичный – совместимость продукта с иммунной системой человека. К сожалению, в старой классической диетологии иммунной системы как бы и нет. Там и конкретного человека-то нет, нет никаких его генетических и физиологических особенностей.

розенш.png

- В чем состоит отличие вашей методики от рекомендаций классической диетологи?

- Классическая диетология давно потерпела фиаско. Это видно хотя бы из упорного роста мировой статистики диабета и ожирения. Парадоксально выглядели некоторые докладчики из официальных остепененных представителей отрасли на недавнем конгрессе, посвященном антивозрастной тематике, где у нашей группы был доклад. Огромный лишний вес, одышка, нездоровый цвет лица… и главное – азбучные истины, известные до великих нобелевских открытий последнего двадцатилетия. Эта диетология - без адекватного инструментария - устарела много лет назад. Сантиметр, весы и, в лучшем случае, прибор, измеряющий электрическое сопротивление тканей и позволяющий определить соотношение мышц, жира и костей в организме – вот весь набор ее инструментов. Классическая диетология всегда существовала в полном отрыве от всех других медицинских наук, изучающих путь пищевого антигена после его попадания в кровь. Дело в том, что диетология много лет стояла на постулате герметичности пищеварительной системы. Если что-то не переварилось – значит, и в кровь не попадает. Оказалось, что это абсолютно не так. В кровь попадает в различных количествах все, что съедается человеком. И все это сказывается на состоянии иммунной системы, которая проявляет толерантность к некоторым элементам, но далеко не ко всем. Эта толерантность частично наследуется, частично формируется в определенный период жизни. Но если иммунная система отказывается спокойно воспринимать какие-то элементы – возникает иммунный конфликт.

Понимаете, так называемые аллергии немедленного типа, возникающие в ответ на употребление каких-то продуктов - это чисто патологические реакции, но это лишь верхушка айсберга. А есть и подводная часть айсберга – только мы не видим и не замечаем этих симптомов сразу. Просто плохо себя чувствуем после еды, не понимая почему. А на второй – третий день обостряются симптомы в очагах системного воспаления, возникают нарушения выделительных функций, усугубляются проявления метаболического синдрома, в который входят гипертония, атеросклероз, инсулинорезистентность, отложение жира вокруг талии… Все это теснейшим образом связано с аллергическими реакциями замедленного типа. Это разные аллергические реакции, но все они являются проявлениями деятельности иммунной системы. Просто одни реакции видимы и протекают в тканях (крапивница, сосудистый отек…), а другие только в кровотоке. И мы видим лишь их последствия, если иммунная система не справляется.

розенштейн1.jpg

- В чем состоит суть технологии выявления продуктов, с которыми конфликтует иммунная система?

- Мы используем методику, схожую с той, которую применяет медицина для выявления специфических антител к гепатиту, опухолям к другим заболеваниям - иммуноферментный анализ. Проведение такого анализа дает нам возможность выяснить индивидуальную совместимость или несовместимость определенных продуктов с иммунной системой конкретного человека. Если в общих чертах, то процесс выглядит так. Кровь, взятая у пациента, высушивается, затем этот белок специально экстрагируется в физраствор и переносится в планшету со множеством углублений, в каждое из которых заранее нанесен экстракт какого-то пищевого продукта. Кстати, сейчас в нашем арсенале маркеры на 111 видов продуктов, но уже в ближайшем времени их будет 180. Появятся тесты на деликатесы, в том числе на разную икру и редкие породы рыб, экзотические фрукты.

В результате получается вот что. Когда мы соединяем полученную из крови сыворотку в экстрагированные из продуктов белки, происходит реакция связывания. Антитела нападают на антигены, ловят и связывают «врага». Цвет конечного продукта реакции зависит от количества таких образовавшихся связей. Чем ярче окрашивание, тем выше концентрация антител, накопившихся в крови. Прибор выдает эти цветовые изменения в цифровом значении. А мы научились находить границу между нормальными концентрациями и аномально агрессивной реакцией очень точно и индивидуально. В 2007-м году мы запатентовали этот новый метод в Америке. Такой подход к определению границы позволил получить резкий скачок в достижении позитивных результатов от индивидуальной диеты.

- Что происходит после того, как человек выяснил, с какими продуктами конфликтует его иммунная система?

- Как только из рациона исключаются продукты, вызывающие иммунный конфликт, в кровотоке резко снижается количество тяжелых клейких коллоидных структур (антител и иммунокомплексов), которые превращают жидкую, «весело журчащую» по самым тонким капиллярам кровь в тяжелый кисель. Именно эти антитела больше не выбрасываются в кровь при каждом новом контакте с продуктом и постепенно разрушаются. И вся ситуация кардинально меняется. Во-первых, организм перестает сжигать кислород для таких вот процессов окисления, то есть уничтожения пищевого мусора. Во-вторых, он больше не теряет на этом энергию. В-третьих, организм перестает производить весь этот «клейкий материал», который оседает на выделительных фильтрах-дренажах, не дает нормально выделять жидкость и оседает в разных тканях, потому что не успевает перерабатываться. Если же ничего не предпринимать – этот «отработанный балласт» провоцирует развитие воспалительных процессов, чтобы привлечь больше клеток-макрофагов, которые могут этот мусор переработать.

розе.jpg

- То есть, после того, как выяснится, какие продукты являются «скрытыми врагами», человеку надо пересмотреть систему питания?

- Конечно. Но это не так сложно, как кажется. От человека не требуется голодать, высчитывать калории. На перестройку требуется, как правило, около четырех недель. Самая непростая – первая неделя, когда надо преодолеть что-то вроде «ломки», тягу к чему-то. Дальше будет легче и легче. К тому же когда человек уже спустя месяц видит, что он не просто лучше себя чувствует, но и теряет лишние килограммы – у него появляется дополнительный стимул для дальнейшего следования новой системе питания. При этом он ест четыре раза в день и не ощущает себя голодным.

- «Побочный эффект» в виде потери лишнего веса – чрезвычайно притягателен для многих людей. Неужели это действительно так работает?

- Почему вообще люди худеют? Один поправляется и на огурцах, второй ест жирную свинину – и не толстеет. Во многом дело в пищевой совместимости. Нет иммунного конфликта – уходят и лишние килограммы.

Когда мы переехали в Америку и открыли клинику в Кливленде, слух о том, что у нас люди худеют благодаря уникальной методике, распространился очень быстро. К нам даже приехала съемочная группа телеканала CNN. Журналисты взяли интервью у двух случайных пациентов в приемной – двух полных американок. А через месяц навестили их и расспросили, что с ними происходит. Обе с восторгом рассказывали, что они тают на глазах, как снегурочки, и при этом чувствуют себя вполне сытыми. Этот сюжет вышел, и на нас обрушился шквал звонков. После этого я получила предложение открыть прием в клинике в Нью-Йорке. А через полгода уже был Манхеттен.

Илзе Лиепа, Марина Розештейн и юные балерины.png

- Можете ли вы дать всем нам какие-то универсальные советы, касающиеся питания?

- Во-первых, пейте больше воды - чистой, желательно покупать ее не в пластике, а в стеклянных бутылках. Во-вторых, есть надо в соответствии с биоритмом. У человека дуальная пищеварительная система. Нас нельзя причислить в чистом виде ни к хищникам, ни к травоядным. Но и слово «всеядные» в нашем случае звучит слишком нахально. Каждый из нас всеяден в своих индивидуальных рамках. Надо иметь в виду, что пищеварительные органы человека имеют свой собственный биоритм и подчиняются двум дирижерам, которые включаются в разное время суток. Это симпатическая система и парасимпатическая. Симпатическая преобладает в первой половине дня, когда травоядные приступают к завтраку, парасимпатическая – во второй, когда активизируются хищники. Я работала со многими оперными певцами и певицами. У них было заведено так, как требует профессия - они практически не ели днем, а возвращаясь за полночь после спектакля, старались есть что-то «легкое» - фрукты, сухофрукты, орехи. Так вот эти продукты ночью ни за что не переварятся, будут бродить до утра. Из-за такого режима питания на фоне сегодняшней пандемии кандиды - бродильных дрожжевых грибов, ставших серьезными конкурентами нормальным здоровым бактериям - они набирали значительный лишний вес. Все менялось на правильной вечерней еде – протеинах (мясном или рыбном ужине). К ним можно добавить то, что не забродит на дрожжах до утра, даже если не переварится - продукты, в которых содержится минимальное количество сахара и крахмала: оливки, огурцы, перец, зелень... И не забывайте, что все, что вы едите, сказывается на состоянии вашей иммунной системы. Сегодня, в период пандемии COVID-19, это особенно важно помнить.

Мировая статистика показала, что лишний вес – один из главных факторов риска при заболевании COVID-19. Не наводит на мысли о связи с иммунной системой и согласованным с ней индивидуально подобранном питании?

Ирина Овечкина



Здоровый свет