НА ФОРУМАХ
50
8
59
7
65
7

Валентина Гризодубова: небо и самолеты – любовь длиною в жизнь

ВСГ.jpg

Имя Валентины Гризодубовой известно каждому, кто застал жизнь в СССР. Советская лётчица, участница рекордных перелётов, первая женщина, удостоенная званий Героя Советского Союза и Героя Социалистического Труда. Она была очень ярким и неординарным человеком. Многим увлекалась, обладала самыми разными талантами, но главной ее любовью всю жизнь оставалась авиация.

О Валентине Степановне много написано. Мы попросили поделиться уникальными воспоминаниями о знаменитой летчице Мстислава Степановича Листова, хорошо знавшего Гризодубову на протяжении последних двадцати лет ее жизни.

листов.jpeg

Мстислав Листов - лётчик-испытатель, член Союза журналистов СССР и России, киносценарист, лауреат международных премий, президент российского  Фонда «Мир Сент-Экзюпери». Является председателем Общественной комиссии по увековечению имени первой женщины Героя Советского Союза, Героя Социалистического труда  Валентины Степановны Гризодубовой. Усилиями этой организации в Москве был установлен памятник легендарной лётчице В.С. Гризодубовой, мемориальная доска на доме, где она жила на Ленинградском проспекте, улица на Ходынском поле (ранее Центральный аэродром им. М.В.Фрунзе). По инициативе и ходатайству Мстислава Листова и Игоря Волка имя знаменитой летчицы получила московская школа №185. На основе переданных школе многочисленных исторических материалов был создан музейный комплекс «История авиации и космонавтики России» и «Музей В.С. Гризодубовой».

Полет с отцом в 2,5 года.jpg
Валентина Гризодубова с отцом Степаном Васильевичем.1960-е гг. Из личного архива М. Листова.

 В 2009 году в Харькове, в семье Степана и Надежды Гризодубовых, родилась девочка, которую назвали Валентиной. Семья по тем временам была не совсем обычной. Родителями новорожденной стали дворянин, потомственный почетный гражданин города Харькова, техник электромеханического ремесла, изобретатель и авиаконструктор Степан Васильевич Гризодубов и его жена – женщина из крестьянской семьи, швея Надежда Андреевна (в девичестве Комаренко). Дочка у этой пары выросла неординарная во всех смыслах. Красавица и умница, она уже в детстве обладала сильным характером, совместившим отцовскую увлеченность небом и бескорыстие с материнским прямодушием и отзывчивостью.

Мстислав Листов:

В небольшом доме Гризодубовых было две жилые комнаты, в цоколе разместилась мастерская отца. Но было два рояля, прекрасная библиотека, принадлежавшая прадеду, деду, а затем отцу Валентины. Она с детства очень много читала, изучала немецкий и французский языки, занималась музыкой. Мама ее, кстати, обладала прекрасным голосом, харьковские меценаты готовы были отправить ее в Италию обучаться вокальному искусству, но она отказалась. Надежда Андреевна хорошо шила, помогала мужу в его главном деле жизни – самолетостроении, делала из специальной плотной ткани обшивку для каркаса крыльев. Первые два аэроплана, собранные руками Степана Васильевича, отрывались от земли лишь на несколько секунд. А вот третий уже уверенно взлетел. Когда Валентине было меньше трех лет, отец привязал ее к спине ремешками и вместе с дочкой поднялся в воздух. Спустя годы, когда журналисты спрашивали Гризодубову, со скольки лет она летает, Валентина Степановна, улыбаясь, отвечала: «С двух с половиной». И в ответ на их недоверие показывала сохранившуюся фотографию того полета. Она практически с самого рождения наблюдала, как отец строил самолеты, испытывал их, часто бывала с ним на аэродроме. И эти детские впечатления не просто остались с ней на всю жизнь, они стали началом ее дороги в небо.

Победило небо

В 14 лет Валентина вместе с отцом приняла участие в знаменитых Планерных слетах в крымском Коктебеле. Планер стал ее первым летательным аппаратом. Кстати, именно в Коктебеле она познакомилась с Сергеем Королевым. Молодой Королев, будущая звезда отечественной космонавтики, пытался дергать Валю за косы. Но будущая летчица в обиду себя никому не давала уже в самом юном возрасте.

Валентина поступила в Консерваторию  по классу фортепиано, занималась у лучших педагогов города. И параллельно училась в Харьковском технологическом институте. Это казалось вполне логичным - техника и музыка были ее главными увлечениями. С одной лишь оговоркой - это если не считать авиации, любовь к которой в конечном счете победила все остальные страсти. В 1927 году Гризодубова оставила и класс фортепиано, и занятия в институте, и поступила в Харьковский аэроклуб – но внезапным это решение мог назвать только человек, не знакомый с девушкой близко. Затем она окончила Пензенскую лётную школу и в 1929 году стала инструктором-лётчиком Первой Тульской летно-спортивной школы ОСАВИАХИМа, где до 1933 года обучила 86 воспитанников.

4.jpg
Москва, Кремль. Справа налево: Валентина Гризодубова, Валерий Чкалов, Татьяна Федорова, полярный лётчик Василий Молоков, авиаконструктор Николай Поликарпов, штурман Александр Беляков. 1938 г. Из личного архива М. Листова.
 
Мстислав Листов:

Из Тульской летной школы Валентина была откомандирована в московскую Центральную лётную инструкторскую школу в Тушино (позже Центральный аэроклуб им. Валерия Чкалова) В 1934-1935 годах Гризодубова стала лётчиком Особой сводной агитэскадрильи имени Максима Горького. В те советские годы был создан ОСОВИАХИМ (Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству), в ходу были призывы «Комсомолец - на самолет», «Строй воздушный флот!». Валентина Гризодубова как лётчик-агитатор побывала во многих советских республиках и регионах страны, рассказывала о достижениях СССР и, конечно, призывала молодежь в авиацию…. С этой миссией она облетела и Памир, и Кабардино-Балкарию, и регион Ферганской долины, и Киргизию.

В 1936 - 1937 годах Гризодубова установила пять женских международных рекордов по скорости, высоты и дальности полета, поднимаясь в небо на самолетах УТ-1, УТ-2 и АИР-12. За выдающиеся достижения в области авиации Валентина Степановна была удостоена  ордена Красной Звезды.

   В это же время она познакомилась с летчиком-испытателем Виктором Соколовым и вышла за него замуж. В 1936 году у нее родился сын Валера. Валентина Степановна была довольно крупного телосложения, ее беременность не бросалась в глаза, а сама она не говорила о своем положении – не хотела, чтобы отстранили от полетов. Летала до последнего. И установив один из этих пяти рекордов, поняла, что пора в роддом. Приземлилась, взяла свой чемоданчик и отправилась рожать.

В 1937 году Валентина Степановна вместе с прославленными летчиками Михаилом Громовым, Георгием Байдуковым и Валерием Чкаловым была  избрана депутатом Верховного Совета СССР 1 созыва (1937-1946). К ней обращались за помощью сотни незнакомых людей. Она всегда старалась сделать все, что было в ее силах. Благодаря ее заступничеству многих удалось уберечь от несправедливых репрессий, спасти из заключения и сохранить жизнь.

Беспосадочный перелет Москва - Дальний Восток

Марина Раскова, Валентина Гризодубова и Полина Осипенко.jpeg
Марина Раскова, Валентина Гризодубова и Полина Осипенко

25 сентября на первой полосе газеты «Правда» было опубликовано сообщение: «24 сентября 1938 года в 8 часов 12 минут утра по московскому времени известные всем летчицы-орденоносцы Гризодубова Валентина Степановна, капитан Осипенко Полина Денисовна и старший лейтенант Раскова Марина Михайловна (штурман) вылетели в беспересадочный полет из Москвы на Дальний Восток на двухмоторном самолете «РОДИНА». Самолет стартовал со Щелковского аэродрома близ Москвы…». Инициатором этого полета стала Гризодубова. Правительство СССР дало «добро» на полет. Валентина возглавила экипаж, хотя не все были довольны таким выбором – как это, гражданская летчица будет командовать двумя военными? Но принимающие окончательное решение руководители знали о лидерских качествах Валентины Степановны, ее невероятном упорстве, бесстрашии и умении брать ответственность на себя в сложных ситуациях. Надо сказать, все эти качества в том полете ох как пригодились.

Мстислав  Листов:

- Проблемы с радиосвязью неожиданно возникли над Сибирью. В районе Байкала связь была полностью потеряна – экипажу дали неправильные позывные (частоты), и экипаж не мог связаться с наземными службами. Самолет летел в сложных метеорологических условиях. Порывистый ветер, шквал, обледенение… Пришлось менять высоту полета, а это - дополнительный расход топлива.

Марина Раскова открыла астролюк, пытаясь сориентироваться по звездам в разрывах между тучами, и в этот момент из-за разности в давлении полётные карты вытянуло наружу. От Байкала  шли практически без ориентиров - без карт, без связи, скорость ветра неизвестна. Понимая, что они рискуют пересечь границу с Китаем, после Байкала Гризодубова взяла магнитный курс 90 градусов с упреждением на максимально сильный ветер и снос самолета на юг. В этих условиях полет продолжался несколько часов.

Утром в разрывах облаков они увидели, что летят над морем и островами. Это были Шантарские острова в Охотском море. Как только стало понятно, где они находятся, Валентина развернула самолет в противоположную сторону, чтобы лететь на Хабаровск. И тут загорелась красная лампочка аварийного остатка топлива – его оставалось на полчаса полета. Этого, разумеется,  было недостаточно, чтобы долететь до Хабаровска. Осознавая все риски, Гризодубова отдала Марине Расковой приказ катапультироваться, чтобы сохранить ей жизнь в случае неудачного приземления.

Для посадки Гризодубовой было выбрано заросшее озеро посреди тайги в районе реки Амгунь. Валентина Степановна посадила самолет очень аккуратно – он почти не получил повреждений, только лопасти винтов немного погнулись от удара о воду. Многие ли современные летчики смогут повторить такое? А она справилась. Самолет, кстати, после этого еще летал.

Поиски шли десять дней. Первым обнаружил самолет в тайге лётчик ГВФ Михаил Сахаров, а вскоре отыскалась и Марина Раскова.

Эти три фамилии – Гризодубова, Осипенко Раскова – знали все, живущие в СССР. За девушек переживала вся страна. Новость о том, что летчицы нашлись, была встречена с ликованием. Этим полетом был установлен женский международный  рекорд дальности полета. Экипаж «Родины» без посадок преодолел расстояние в 6450 км, находясь в воздухе 26 часов 29 минут. В Хабаровске, куда доставили девушек, их встречали как героев. Которыми, собственно, они и были.

1.jpg
Валентина Гризодубова с отцом Степаном Васильевичем.1960-е гг. Из личного архива М. Листова.
 

Мстислав Листов:

- В Хабаровске состоялся митинг, затем  лётчицам по спецсвязи устроили прямую телефонную линию с родственниками в радиоэфире. Маленький сынишка Валентины Степановны только начинал говорить и лишь лепетал: «Мама, мама!». А вот мама самой Гризодубовой после вполне понятных вопросов – «как ты, доченька? как Полина и Марина?» - на всю страну сообщила: «Валя, тут какие-то мерзавцы посадили твоих учеников–летчиков. Ты сама разберешься или мне к Иосифу Виссарионовичу обратиться?». Потом из записи эти слова вырезали, конечно.

Надо сказать, что Надежду Андреевну - маму Гризодубовой - чиновники боялись больше, чем саму летчицу. Она к этому времени жила у дочери, в Москве, и тоже многих выручала. Простая крестьянка, но очень прямодушная, отзывчивая, искренняя. Со Сталиным она познакомилась на официальных приемах. И когда Валентина Степановна была в отъезде, просители приходили к маме, и она тоже помогала всем, чем могла, звонила по инстанциям, просила, требовала и делала это без оглядки на звания и должности.

За этот исторический полет Валентина Гризодубова первой из женщин была удостоена звания Героя Советского Союза. Всем трем участницам перелета были предложены большие квартиры на улице Горького (ныне Тверская), Раскова и Осипенко переехали в новое жилье, а Валентина Степановна отказалась.

Мстислав Листов:

- Гризодубова поменялась квартирами с начальником академии Жуковского Зиновием Максимовичем Померанцевым. И осталась жить в профессорском корпусе Академии Жуковского. Ей еще не раз предлагали сменить жилье на более комфортное и просторное, переехать в дом, где селились крупные чиновники и члены ЦК КПСС – она всегда отказывалась: «Ко мне в день по сто человек приходит. Чтобы они там анкету при входе заполняли? Не надо мне этого!». А гости действительно приходили часто. Она была очень радушной и хлебосольной хозяйкой. Уж без чая от нее точно никто не уходил.

2.jpg
В.С. Гризодубова, К.М. Винцентини (1-я жена С.П.Королева), Наталия Сергеевна Королева (дочь), рядом Мстислав Листов, стоит дочь Наталии Сергеевны. 1987 г. Из личного архива М. Листова.

Спасение Королева

Как-то осенью 1939 года в дверь квартиры Гризодубовой позвонили. Дверь открыла мама Валентины, Надежда Андреевна. На пороге стояла женщина: «Здравствуйте, я мама Сережи Королева, Мария Николаевна Баланина...» Мама провела гостью к Валентине Степановне. «Вы должны его помнить, он был вместе с вами в Коктебеле. Сережу посадили…».

Мстислав Листов:

- Королева посадили в 1938 году по 58-й статье за принадлежность к «троцкистской вредительской организации», как и немало других в то время. После суда отправили на Колыму, на прииск Мальдяк. В одном из писем к матери он написал – «передай привет дяде Мише и тете Вале». Семья долго ломала голову – кто такие эти «дядя» и «тетя». И поняли, что речь идет о знаменитых летчиках, депутатах Верховного Совета, Героях Советского Союза Михаиле Громове и Валентине Гризодубовой. Так Королев намекнул, к кому стоит обратиться за помощью. Валентина Степановна тут же стала звонить Лаврентию Берии, председателю Военной коллегии Верховного суда Василию Ульриху, но не смогла ни до кого дозвониться. Тогда она написала шесть писем в разные инстанции. Громов тоже поддержал Сергея Королева. После этих ходатайств дело Королева решено было пересмотреть. Поздней осенью 1940 года Сергея Королева отозвали с Колымы в Москву на новое рассмотрение. Он должен был отправиться из Магадана на пароходе «Индигирка», последним рейсом в навигационном сезоне. Но из-за болезни опоздал на этот последний рейс, ему пришлось задержаться до открытия следующей навигации. Но эти обстоятельства спасли ему жизнь – «Индигирка» затонула в Японском море, и больше половины находившихся (более 600 человек) на борту людей погибли, причем в первую очередь люди, размещенные в трюме парохода – а это как раз и были заключенные.

В Москве вновь состоялся суд, после которого Королева отправили в московское ЦКБ-29, где он начал работать под началом Туполева. Окончательно освободили его в 1944 году, но реабилитировали только в 1957 году. Много позже Мария Николаевна Баланина написала Валентине Гризодубовой: «...Спасибо большое вам за сына, который смог эти 20 лет отдать своей работе - всему смыслу его жизни. ...Не приди Вы на помощь, не отзовись в тот памятный вечер, когда я, не зная адреса Вашего, измученная поисками, вся промокшая насквозь, робко просила Вашу маму впустить меня, кто знает, который день космонавтики мы праздновали бы сегодня. Никогда не забыть мне Вашего участия, а по характеру Вы ведь не из слезливых, и Вашего отношения даже ко мне лично. Оно давало мне уверенность, поддерживало стремление к борьбе».

Семья Королева много лет приезжала к Валентине Степановне, благодарила ее за то, что она спасла Сергея Павловича, как, впрочем, и многих других людей.  

«Торгуйся, Валя!»

В конце 1938 года Гризодубову назначили начальником Управления международных воздушных линий СССР - впервые эту структуру возглавила женщина.

Мстислав Листов:

- Когда она только приступила к этой работе, занялась организацией пассажирских и транспортных перевозок за рубеж – в авиапарке службы было всего пять самолетов. При ней парк увеличился до 20 машин. Она открывала новые воздушные линии – на Балканы, в Скандинавию, в Германию, Францию. Как-то узнала, что в качестве стюарда на германском направлении летает полковник Генштаба Вермахта. Позвонила в наш Генштаб, начальнику Оперативного управления Алексею Иннокентьевичу Антонову, рассказала - так и так, давайте и вы мне своих ребят из разведки, пусть будут стюардами. Так и сделали.

Валентина Степановна была хорошим дипломатом. Ей приходилось вести переговоры, подписывать важные соглашения. При этом, понимая, что ей может не хватить компетенций в экономической сфере, она поступала так: перед переговорами в отдельной комнате накрывался стол. И если Валентина Степановна понимала, что ей нужен совет профессионала, она предлагала гостям сделать паузу и пройти в эту комнату – отдохнуть, выпить кофе, выкурить по сигаре. И шла в свой кабинет, по «кремлевке» набирала Вячеслава Михайловича Молотова и советовалась с ним. Он подсказывал, как поступить, бывало, говорил: «Валя, торгуйся! С паршивой овцы хоть шерсти клок». Гризодубова клала трубку, возвращалась и продолжала переговоры. Речь, случалась, шла о строительстве аэродромов по маршруту следования самолетов, о покупке авиационной техники... И ей нередко удавалось заключить соглашения на очень выгодных для нашей страны условиях.

300 мужчин и одна «матушка»-комполка

В годы Великой Отечественной войны - с 1942 по 1944 гг. - полковник Гризодубова командовала 101-м бомбардировочным Красносельским, Краснознаменным авиаполком Дальней авиации, самолеты которого вылетали не только на уничтожение объектов и вражеских формирований, но и совершали вылеты в глубокий тыл противника, доставляли партизанским отрядам продукты и оружие, забирали тяжелораненых. За время войны Валентина Степановна совершила около 200 боевых вылетов, причем большую часть  из них – в ночное время.

3.jpg
Дома у Валентины Гризодубовой. Слева от Валентины Степановны стоит Герой Советского Союза Игорь Волк, справа Мстислав Листов, крайний слева кинорежиссер Олег Арцеулов - сын легендарного русского лётчика Константина Арцеулова (внук художника Ивана Айвазовского) и члены съемочной группы.1987 г. Из личного архива М. Листова.

Мстислав Листов:

- Летчики любили своего комполка за справедливость и заботу, восхищались ее бесстрашием. Знали, что Валентина Степановна любит музицировать, и на аэродромах базирования всегда старались найти где-то поблизости пианино – в перерывах между вылетами она играла им Бетховена и Шопена, Шуберта и Рахманинова Подчиненные ласково называли ее «матушкой». А матушке было всего 32 года!

Но с непосредственным руководителем Дальней авиации РККА отношения складывались непросто. За всю войну она - женщина, командир мужского авиаполка (300 мужчин и 1 женщина-командир) была удостоена только ордена Отечественной войны, и то в самом конце. Полк получил почётное наименование гвардейский, а позже, после боев под Ленинградом, стал именоваться «Красносельским», поскольку участвовал в освобождении Красного Села. Когда летчикам полка должны были вручить медали «За оборону Ленинграда», её в списке представленных к награде не оказалось. И летчики полка отказались принимать медали, раз комполка осталась без награды. Тогда приехал командир корпуса Виктор Ефимович Нестерцев и лично привез медаль Гризодубовой. После этого и остальные согласились на вручение наград. До конца жизни авиаторы полка приезжали к ней, ежегодно встречались на ВДНХ, шли к ней со своими нуждами и просьбами. У нее был непререкаемый авторитет среди авиаторов.

Конфликт с маршалом

В 1944 году у Валентины Степановны произошел конфликт  с командующим, маршалом авиации Александром Головановым. Этот конфликт назревал задолго до войны.

Мстислав Листов:

В какой-то момент летчица решила обратиться напрямую к Верховному Главнокомандующему - ведь именно Сталин поручил её сформировать батальон и авиаполк, назначил командиром, присвоив звание подполковника.                              

Голованов же, начав войну подполковником, как и Гризодубова, через два года становится маршалом! Как он сам пишет в своих мемуарах, Сталин позволял ему то, что не дозволялось другим, гораздо более значимым военачальникам… Однако к  концу войны Голованов командовал лишь 18-й воздушной армией. А закончил свою деятельность, отстраненным от всех постов.

В своих мемуарах Голованов написал, что Гризодубова якобы пожаловалась на него Сталину. В последние двадцать с лишним лет открываются ранее недоступные материалы в архивах, проясняются, а нередко и опровергаются устоявшиеся мнения о деятельности тех или иных известных персонажей, в том числе и в армии… Работая с архивами, я неожиданно нашел два письма – Гризодубовой и Голованова, обращенных к Сталину. Оба написаны в один день. Что за этим стоит? Простым совпадением это считать никак не получается.  Понятно, что Голованова оповестили о содержании письма Гризодубовой. И её обращение к Сталину передали вторым, поставив её тем самым в невыгодное положение…

Вот строки из фронтовых найденных и обнародованных мной писем Гризодубовой мужу, летчику Виктору Соколову, который в войну тоже командовал полком: «…Если бы они могли, то просто съели бы меня живьём! Косность, дикое мужское самолюбие! Нужно еще много, много лет, чтобы наша партия вытравила эти пережитки капитализма из мужского мозга. Если «баба» взялась не за своё дело. Если (еще больший грех для неё) она имеет здравый ум, видит безобразия и прямо говорит об этом, то принимаются все меры и создаются условия, чтобы она сама отказалась от всего и ретировалась к домашнему очагу. Причём все это делается с любезной улыбкой…». Это письмо написано в 1943 году.

О сути этого конфликта я напишу в книге о Валентине Гризодубовой «Человек, которого касалось всё», где будут опубликованы многие неизвестные до сей поры подробности. В том числе и письмо Валентины Степановны Сталину. Но уже сейчас я могу сказать, что оно написано абсолютно корректно! И никакой «клеветы» на маршала не содержит.

Сталин поручил разобраться в ситуации Георгию Максимилиановичу Маленкову, отвечавшему за кадры в авиации. К концу 1944 года Гризодубову Валентина Степановна оставила полк и сосредоточилась на руководстве Антифашистским комитетом советских женщин.

5.jpg
Самолет Ил-76 Смоленского 103-го авиаполка им. В.С. Гризодубовой. Рядом ветераны полка. Из личного архива М. Листова.

Электроника в авиации

До конца войны Валентина Гризодубова возглавляла Антифашистский комитет, который она и создавала в сентябре 1941 года, став его первым председателем. Затем работала в авиапромышленности - заместителем начальника НИИ-17 по лётной части. Её подразделение проводило испытания радиоэлектронной аппаратуры для военно-воздушных сил СССР. Она и сама принимала участие в полётах по испытанию электронной техники для летательных аппаратов. В 1963 году по инициативе Гризодубовой был создан уникальный Научно-исследовательский лётно-испытательный центр (НИЛИЦ), который она возглавила. В 1972 году Гризодубова вернулась в Институт приборостроения на должность заместителя генерального директора НИИ-17 (ныне - Концерн Вега-М), где проработала до 1993 года. В 1986 году за выдающийся вклад в обороноспособность страны и за достижения в испытаниях авиационной техники Валентине Степановне Гризодубовой было присвоено звание Героя Социалистического труда.

Мстислав Листов:

- Валентина Степановна очень увлеченно относилась к испытаниям радиолокационной техники. Этот интерес передался ей от отца. Он ещё в 30-е годы стал заниматься электроникой, поняв, что за этим будущее. А во время Великой Отечественной войны в районе населенного пункта Городок (Белоруссия), немцы сбили шесть самолетов полка Гризодубовой, впервые использовав радиолокаторы. Поэтому Валентина Степановна хорошо понимала, как важна авиационная военная электроника и относилась к своей работе очень ответственно. Летчики испытывали антенны, радиопередающие и принимающие устройства, оружия перехвата, радиоприцелы, бомбардировочные прицелы, испытывали лазерные приборы для посадки на Луну.

6.jpg
Новодевичий некрополь. У памятника В. Гризодубовой. Из личного архива М. Листова.

Валентины Степановны не стало 28 апреля 1993 года. Она похоронена на Новодевичьем кладбище в Москве.

Эта неординарная во всех смыслах женщина прожила яркую, полную событий жизнь. И до последнего старалась помогать людям. Её помощница по депутатским делам Надежда Виноградова вспоминала: «Как депутат Валентина Степановна получала огромное количество писем. В Президиуме Верховного Совета СССР говорили: больше всех! На многих конвертах было написано «Москва. Сталину и Гризодубовой». Десятки людей приходили к ней прямо домой. Валентина Степановна звонила своей маме и говорила: «Бедные люди, надо помочь, чем можно - покормите, оденьте, а я пока буду добиваться…». При этом нередко ей самой не хватало денег на обед, приходилось одалживать.

Среди ее воспитанников немало известных авиаторов, среди которых и знаменитый летчик Борис Сафонов, в годы войны первым дважды удостоенный звания Героя Советского Союза. На всю жизнь запомнили ее поддержку Главный конструктор космических систем Сергей Королев, авиаконструктор Андрей Туполев, поэт Сергей Городецкий, знаменитый изобретатель Лев Термен, лётчик-испытатель Марк Галлай, летчик-космонавт СССР Светлана Савицкая, лётчик-испытатель-космонавт СССР Игорь Волк и многие другие.

Мстислав Листов:

В последние годы Валентина Степановна, передвигалась с трудом, опираясь на палочку.  Но по-прежнему блестяще водила свою «Волгу». Гаишники ее машину знали и никогда не останавливали – знали, что себе дороже.

Практически до конца жизни ее дом оставался таким же гостеприимным и открытым для гостей. Кто у нее только ни бывал – летчики, космонавты, артисты и художники. И просители шли постоянно – кто-то просил похлопотать, чтобы дали квартиру, кому-то нужен был телефон, кому-то машина,  а кому-то - помощь с лечением. И она все так же старалась делать все, что было в ее силах. Только руководить процессами стала в основном по телефону.

Гризодубова не переносила фальши, меркантильности, двуличности. Всю жизнь ценила искренность, порядочность в отношениях, с уважением относилась к тем, кто предан своему делу. Но на первом месте в ее «табели о рангах» всегда были люди, беззаветно влюбленные в авиацию. Так же, как она сама.

Ирина Овечкина

Здоровый свет