НА ФОРУМАХ
25
37
1
362
2

Как стать классиком за 19 дней

cb6814f7d4a3f888a0952ec41aa32e7b.jpg

110 лет назад родился Борис Полевой. И ему и летчику Алексею Маресьеву несказанно повезло, что их случайно свели военные дорогие. В результате появилась «Повесть о настоящем человеке» - главная книга Бориса Полевого. Cлучилось это не сразу. Cразу ему даже очерк о летчике, летающем на протезах, писать не разрешили. Главред сказал, что враги могут подумать, будто у нас уже людей не осталось, вот мы безногих в небо и посылаем. Написал Полевой ее только через 3 года, когда делал репортажи о Нюрнбергском процессе. Это он так отдыхал. Переключался с одной темы на другую. На книжку ушло 19 дней. 19 дней, которые буквально перевернули его жизнь.
Когда издали «Повесть о настоящем человеке» Борис Полевой стал знаменит. Сталинскую премию за нее дали, правда, лишь 2-й степени. Не беда. Те повести, что получили в тот год 1-ю, мало кто помнит (одну из них - вообще никто). А вот «Повесть о настоящем человеке» сделала ее автора классиком.  Её столько раз печатали в Советском Союзе и по всему миру, что автору вообще можно было уже не работать, а жить на гонорары, отдыхать на даче и ездить по свету с лекциями. Но Борис Полевой был не таким. Он и после "Повести о настоящем человеке" написал несколько отличных книг.: Золото", "На диком бреге".  Впрочем, в поездки он, конечно, отправлялся и довольно часто с Алексеем Маресьевым.
В США произошел забавный эпизод. Летчик на протезах бодро спустился с трапа самолета, а Полевой споткнулся. В итоге американцы подумали, что Маресьев - это он и венок, который должен был возлагать летчик к мемориалу погибшим воинам, вручили ему. Может, это и придуманная байка, но надо отметить, что и Маресьев тоже должен был благодарить судьбу за ту случайную встречу. Борис Полевой сделал из него икону. Зря писатель опасался, что летчик сопьется, ведь именно из-за этих опасений он и изменил одну букву в фамилии героя своей книги. Маресьев полностью соответствовал той фразе,  которую ему говорили в госпитале, чтобы безногий летчик не смел отчаиваться, вставал и учился ходить: «ты же Советский человек»  

2e001de8c5cce304c6952fa9943478b0.jpg
Теперь, что касается случайности. С тем, кто не ищет, таких случайностей не происходит, а Борис Полевой был очень крутой репортер. Он был готов отправляться буквально в ад, на дно морское и на небеса, чтобы добыть информацию для статьи. Он летал к партизанам и на бомбежку Берлина, так что вполне мог написать книгу о самом себе. Вышел бы захватывающий роман, который явно должен был бы войти в программу для изучения, как минимум Вузов, готовящих журналистов. Вот, как надо любить свою работу, вот как надо искать темы для сюжетов.
Он первым рассказал о 83-х летнем крестьянине Матвее Кузьмине, который завел отряд горных егерей  под огонь советских бойцов. Увидев донесение об этом, Борис Полевой в 40-градусный мороз помчался в деревню, где все случилось, и успел-таки на похороны героя.  Памятник этому мощному старику стоит на станции метро «Партизанская». Сохранилось ли это имя и память об этом подвиге, если бы не Борис Полевой?

0fd0099d4db6c40ea563be1d46781c12.jpg
А вот цитата из его репортажа об освобождении Праги: «Наши танки, мохнатые от пыли, уже вошли в город». Как же зримо и здорово!
Когда у Бориса Полевого спрашивали о самом запоминающемся репортаже с войны, он вспоминал эпизод, случившийся уже при штурме Берлина. Советские солдаты засели в развалинах за кирпичным бруствером, напротив эсесовский батальон, а на ничейной территории лежала мертвая женщина, возле которой ползала 4-летняя девочка.  
«Опять плачет", - говорили солдаты, а потом один из них пополз к этой девочке, прикрываясь за развалинами. Когда он обнял девочку и пополз обратно, даже немцы перестали в него стрелять, но  в самом конце, когда он уже передавал девочку через каменный бруствер, раздался выстрел снайпера.  
 Звали того солдата Трифон Лукьянович. Борис Полевой нашел его в госпитале, успел расспросить, что тот жил в Минске, вся семья его в первые дни войны погибла при бомбежке. Сам он умер спустя несколько часов после этой беседы. Воина-освободителя с девочкой, прижавшейся к его груди,что стоит в Трептов-парке делали с другого бойца, совершившего такой же подвиг, но он поставлен и в честь Трифона Лукьяновича.

ee13b4c86b655d5183f821a558aa0f5a.jpg
Кто сейчас помнит о нём или о Матвее Кузьмине и даже об Алексее Маресьеве? Ведь «Повесть о настоящем человеке» исключили их школьной программы, но, наверное, с теми, кто начинает забывать о таких людях и том, что они когда-то сделали для нас, что-то не так.


Книга о «Боевой подруге»
Они сражались за Родину
Они трудились для победы

Здоровый свет