НА ФОРУМАХ
26
37
1
362
2

Гендерный разрыв в условиях пандемии covid-19

генденый разрыв.jpg
 

Кристалина Георгиева, Стефания Фабрицио, Ченг Хун Лим и Марина М. Таварес  

Пандемия COVID-19 грозит повернуть вспять достигнутый последние 30 лет успехи прогресс в области экономических возможностей для женщин, а это, в свою очередь, может повлечь за собой углубление все еще сохраняющегося гендерного разрыва. Продуманные меры экономической политики, направленные на восстановление экономики, могут смягчить негативное влияние кризиса на положение женщин и предотвратить дальнейшие неудачи на пути достижения гендерного равенства. Преимущества, которые получают женщины, в конечном счете, помогают бороться с неравенством по доходам и содействуют экономическому росту и устойчивости в целом.

Почему кризис COVID-19 оказал непропорциональное воздействие на женщин и их экономическое положение? Это объясняется рядом причин.

Во-первых, женщины, как правило, чаще мужчин заняты в таких социальных сферах, как услуги, розничная торговля, туризм и гостиничный бизнес, которые предполагают очные контакты. В результате социального дистанцирования и мер по смягчению воздействия кризиса такие отрасли пострадали наиболее серьезно. В США за период с апреля по июнь 2020 года уровень безработицы среди женщин на два процентных пункта превысил аналогичный показатель среди мужчин. Принимая во внимание характер занятости женщин, работа в удаленном режиме для многих из них не представляется возможной. В США около 54% женщин, занятых в социальной сфере, не имеют возможности работать в удаленном режиме.

Во-вторых, в странах с низким уровнем доходов женщины чаще, чем мужчины, заняты в неформальном секторе экономики. Оплата труда в этих условиях зачастую производится неофициально, в виде наличных средств. В итоге женщины получают меньшую зарплату, не защищены трудовым законодательством, не обеспечены пенсией и медицинским страхованием. В результате кризиса COVID-19 экономическое положение работников, занятых в неформальном секторе, серьезно ухудшилось. Так, в Колумбии по причине снижения экономической активности уровень бедности среди женщин повысился на 3,3%. Согласно оценке ООН, из-за пандемии численность бедного населения в Латинской Америке и странах Карибского бассейна увеличится на 15,9 млн человек, а общая численность бедного населения составит 214 млн человек, многие из которых - женщины и девочки.

В-третьих, женщины, как правило, выполняют больший объем неоплачиваемой домашней работы — если точнее, затрачивают на это примерно на 2,7 часа в день больше, чем мужчины. В результате карантинных ограничений, таких как закрытие школ и меры предосторожности в отношении уязвимых пожилых родителей, на них ложится основная нагрузка по выполнению домашних обязанностей. После снятия карантинных ограничений женщины медленнее возвращаются к полной занятости. В Канаде, согласно данным о занятости за май, этот показатель среди женщин повысился на 1,1% по сравнению с 2,4% среди мужчин – и это на фоне сохраняющихся проблем по организации ухода за детьми. Более того, среди родителей, имеющих, как минимум одного ребенка в возрасте до 6 лет, мужчины в три раза чаще возвращались к работе, чем женщины.

В-четвертых, в результате пандемии возрос риск снижения качества человеческого капитала за счет отказа женщин от образования. Во многих развивающихся странах девочки вынуждены бросать школу и работать, чтобы пополнять доходы семьи. Согласно докладу Фонда Малалы Юсуфзай, в Либерии после кризиса, вызванного эпидемией Эболы, доля девочек, не посещающих школу, увеличилась почти втрое, а в Гвинее девочки возвращались в школу на 25% реже, чем мальчики. В Индии за период после введения карантинных мер в связи с COVID-19 ведущие сайты брачных агентств сообщили о росте на 30% числа новых зарегистрированных пользователей - это объясняется тем, что семьи заключают договорные браки, чтобы обеспечить будущее для своих дочерей. Не имея образования, такие девочки отказываются от возможности повышать рост производительности в экономике, что способствет укоренению бедности среди женщин и снижению качества человеческого капитала.

Важно, чтобы политики принимали меры по ограничению пагубного влияния пандемии на женщин. Такие меры могут включать целенаправленные усилия по предоставлению поддержки уязвимым слоям населения, создания программ трудоустройства для граждан из социально неблагополучных групп, введение стимулов для обеспечения баланса между трудовой и семейной жизнью, улучшение доступа к услугам здравоохранения и планирования семьи, а также расширение программ поддержки малых предприятий и самозанятых. Еще одним приоритетом является устранение юридических барьеров, препятствующих обеспечению экономической самостоятельности женщин. Некоторые страны оперативно приняли ряд таких мер.

*В Австрии, Италии, Португалии и Словении внедрено закреплённое в законодательстве право на (частично) оплачиваемый отпуск для родителей с детьми моложе определённого возраста; во Франции увеличены пособия по временной нетрудоспособности для родителей, пострадавших в результате закрытия школ при условии отсутствия альтернативных возможностей по уходу за детьми.

*В Латинской Америке женщины-руководители учредили «Коалицию действий за экономическую самостоятельность женщин» в рамках масштабных общегосударственных мер по обеспечению более широкого участия женщин в восстановлении экономики после пандемии.

*В Того 65% участников новой мобильной программы денежных трансфертов – женщины. Программа дает возможность трудящимся в неформальном секторе получать гранты в размере 30% минимального размера оплаты труда.

В более долгосрочной перспективе разработка мер государственной политики может быть направлена на решение проблемы гендерного неравенства путем создания условий и предоставления стимулов для трудоустройства женщин. Наиболее эффективными являются меры налогово-бюджетной политики, учитывающие гендерные аспекты - такие как инвестиции в образование и инфраструктуру, выделение субсидий по уходу за детьми и предоставление отпуска родителям. Такие меры играют важную роль не только для устранения ограничений, препятствующих экономической самостоятельности женщин, но и необходимы для содействия всеобъемлющему восстановлению экономики после кризиса COVID-19.

Об авторах

Кристалина Георгиева родилась в Софии (Болгария), имеет степень доктора экономических наук и степень магистра политической экономии и социологии Университета национальной и мировой экономики в Софии. Является автором и соавтором более 100 публикаций по вопросам экологической и экономической политики. В сентябре 2019 года избрана Директором-распорядителем МВФ. До прихода в Фонд г-жа Георгиева была генеральным директором Всемирного банка. Ранее г-жа Георгиева занимала должность вице-президента Европейской комиссии по бюджету и человеческим ресурсам, курировала бюджет ЕС. Занимала ряд других руководящих должностей, в том числе - директора Всемирного банка по Российской Федерации в Москве, директора Всемирного банка по окружающей среде и директора по окружающей среде и социальному развитию в регионе Восточной Азии и Тихого океана.

Стефания Фабрицио — Заместитель начальника отдела Департамента по вопросам стратегии, политики и анализа МВФ. До работы в МВФ она была приглашенным профессором Университета Саламанки (Испания). В сферу ее научных интересов входит макроэкономика, государственные финансы и органы налогово-бюджетной политики. Углубленно занималась вопросами экономической политики, связанными с влиянием макроэкономических мер и реформ на распределение доходов. Научные работы г-жи Фабрицио опубликованы в ведущих экономических изданиях. Имеет кандидатскую степень по экономике Института Европейского университета.

Ченг Хун Лим – заместитель директора Департамента стран Западного полушария МВФ. Обладает обширным опытом проведения программ надзора как в странах с формирующимся рынком, так и в развитых экономиках. Автор публикаций по широкому спектру тем, в том числе в качестве соредактора ряда книг. Г-жа Лим является членом общества Фи Бета Каппа Колледжа Смит и кандидатскую степень по экономике Кембриджского университета.

Марина М. Таварес – экономист Департамента исследований Международного валютного фонда (МВФ). Ранее работала экономистом в Департаменте по вопросам стратегии, политики и анализа, руководила совместной работой МВФ и Министерства Великобритании по международному развитию по вопросам неравенства. До работы в Фонде была доцентом в Автономном технологическом институте Мексики (ITAM). Имеет кандидатскую степень по экономике Университета Миннесоты и степень магистра Института теоретической и прикладной математики (IMPA). В сферу научных интересов входит макроэкономика, государственные финансы, гендерные вопросы и неравенство.


Здоровый свет