НА ФОРУМАХ
274
1
116
2
57
2

COVID-19 и гендерное равенство: противодействие негативным последствиям пандемии

Исследовательская организация McKinsey Global Institute (MGI) подготовила аналитическое исследование, цель которого - оценить влияние пандемии и ее последствий на граждан с учетом гендерного аспекта. На основании исследования будут выработаны рекомендации для общества и властей по ликвидации этих последствий. Предлагаем вашему вниманию основные выводы исследования.



07_гендер informstera800x500-6.jpg

Поскольку COVID-19 продолжает влиять на жизнь и экономику  во всем мире, мы уже видим, что пандемия и ее экономические последствия оказывают регрессивное влияние на равенство полов. По нашим расчетам, женщины на рабочих местах в 1,8 раза более уязвимы к кризису по сравнению с работниками-мужчинами.

Доля занятости женщин в различных сферах экономики составляет 39%, при этом в общем количестве граждан, потерявших работу в период распространения пандемии доля женщин - 54%. Это означает, что уровень занятости женщин падает быстрее, чем в среднем до пандемии, даже с учетом того факта, что женщины и мужчины работают в разных секторах.

Если не предпринять никаких шагов для противодействия этим эффектам, рост глобального ВВП может снизиться к 2030 году на 1 триллион долларов США.

И наоборот, принятие срочных мер по восстановлению гендерного равенства может добавить к мировому ВВП к 2030 году 13 триллионов долларов.

Средний путь - принятие мер только после того, как кризис утихнет, а не сейчас - уменьшит потенциальную возможность более чем на 5 триллионов долларов.

Стоимость этой задержки составляет три четверти всего мирового ВВП, который мы можем потенциально потерять из-за  COVID-19 в этом году.

Исследование «Сила паритета» ведется  Глобальным институтом McKinsey (MGI) с 2015 года, оно основывается на 15 показателях гендерного равенства по четырем категориям: равенство на рынке труда, основные услуги и факторы, обеспечивающие экономические возможности, правовая защита и политическое влияние, а также безопасность и автономность.

Используя показатель гендерного паритета или GPS, рассчитанный с использованием этих показателей, MGI установил тесную связь между гендерным равенством в обществе и гендерным равенством на рынке труда, показав, что последнее недостижимо без первого.

Даже до появления коронавируса 15 показателей демонстрировали, что прогресс в достижении гендерного паритета был неравномерным, и что по всему миру сохранялись значительные гендерные различия. Теперь, без принятия мер для устранения непропорционального воздействия COVID-19 на женщин, существует риск того, что прогресс может повернуть вспять. Это не только негативно воздействует на гендерное равенство, но и сдерживает мировую экономику. И наоборот, принятие своевременных мер по восстановлению баланса может улучшить социально-экономические результаты для миллионов женщин во всем мире и помочь ускорить экономический рост.

Женщины более уязвимы к экономическим последствиям, связанным с COVID-19, из-за существующего гендерного неравенства

Хотя кризис отрицательно сказался на жизни и работе большинства людей, проведенный анализ показывает, что в целом рабочие места и средства к существованию женщин более уязвимы перед пандемией COVID-19. Масштабы неравенства поразительны: исследования темы безработицы в Соединенных Штатах и ​​Индии, где имеются данные с разбивкой по полу, показывают, что показатели потери рабочих мест среди женщин в период распространения COVID-19 примерно в 1,8 раза выше, чем показатели потери рабочих мест среди мужчин. На глобальном уровне это означает, что уровень безработицы среди женщин составляет 5,7 процента, а среди мужчин - 3,1 процента.

На уровне страны данные свидетельствуют о том, что в Соединенных Штатах женщины до распространения COVID-19 составляли 46% работников. Факторы влияния на отраслевой состав позволяют предположить, что среди женщин потеря рабочих мест  составляет 43%. Однако данные по безработице показывают, что на сегодняшний день эта цифра равняется  54% от общей потери рабочих мест.

В Индии женщины составляли 20% рабочей силы до распространения COVID-19; их доля потерянных рабочих мест в разрезе одной только отраслевой структуры оценивается в 17%, но исследования  показывают, что на самом деле цифра составляет 23% от общей потери рабочих мест. Наш анализ доказывает, что гендерный характер работы в разных отраслях объясняет одну четвертую разницы между показателями потери рабочих мест для мужчин и женщин. Отсутствие системного прогресса в устранении других социальных барьеров для женщин объясняет остальное.

Характер работы остается в значительной степени гендерным: женщины и мужчины, как правило, представлены в разных секторах профессии - как в развитой, так и в развивающейся экономике. Это, в свою очередь, формирует гендерные последствия пандемии: рабочие места для женщин подвержены риску на 19% больше, чем мужские, просто потому, что женщины непропорционально представлены в секторах, затронутых кризисом COVID-19.

По нашим оценкам, 4,5% занятых женщин подвержены риску потерять работу во время пандемии во всем мире, по сравнению с 3,8% мужчин – речь идет об отраслях, в которых участвуют мужчины и женщины.

По сравнению с совокупной долей женщин в глобальной занятости – 39% - женщины занимают 54% глобальных рабочих мест в сфере общественного питания и гостиничного бизнеса, которые входят в число секторов, наиболее пострадавших от кризиса; 43% рабочих мест в розничной и оптовой торговле; и 46% в других секторах, включая искусство, отдых и государственное управление.

Некоторые сектора, такие как производство, в которых мужчины составляют подавляющее большинство занятых, также серьезно пострадали. Другие сектора, такие как образование и здравоохранение, где женщины составляют большинство, пострадали меньше.

Изучая влияние на рынок труда и другие факторы для шести стран - Франции, Индии, Индонезии, Кении, Нигерии и Соединенных Штатов - мы обнаруживаем, что эти эффекты на рынке труда и в разных отраслях по-разному проявляются в разных странах. Например, в Нигерии женщины непропорционально представлены в отраслях, которые больше подвержены воздействию COVID-19, чем мужчины, тогда как во Франции верно обратное. В Соединенных Штатах разрыв между полами менее выражен.

Как уже отмечалось, отраслевые особенности и особенности рынка труда объясняют лишь четверть гендерного разрыва в уязвимости к потере рабочих мест в условиях пандемии. Какие факторы влияют на остальные три четверти? Важным является бремя неоплачиваемой деятельности, потребности в которой значительно возросли во время пандемии. Здесь женщины на передовой - они выполняют в среднем 75% всей неоплачиваемой работы в мире, включая уход за детьми, уход за пожилыми людьми, приготовление пищи и уборку.

В некоторых регионах, таких как Южная Азия, Ближний Восток и Северная Африка (БВСА), доля женщин в неоплачиваемой работе составляет от 80% до 90%. Исследование «Сила паритета» показало, что доля женщин в неоплачиваемой работе имеет высокую отрицательную корреляцию с уровнем участия женщин в рабочей силе и умеренно отрицательную корреляцию с шансами женщин на профессиональную и техническую работу или на руководящие должности. Другие исследования обнаружили аналогичные тенденции.

Другим фактором может быть непропорциональное воздействие распространение COVID-19 на предпринимательскую деятельность женщин, включая принадлежащие женщинам микропредприятия в развивающихся странах (где такие предприятия обеспечивают высокую долю участия женщин в экономике). Кризис, возможно, ограничил некоторые семейные ресурсы, такие как финансовый капитал для инвестиций в бизнес или цифровые устройства, которые теперь, когда школьное образование детей перешло в онлайн формат, были перераспределены в рамках каждой семьи. Исследование «Сила паритета» показало, что как цифровая, так и финансовая доступность, особенно доступ к кредитам со стороны финансовых учреждений и доступ к мобильному банкингу, тесно связаны с присутствием женщин в сфере занятости.

То, как женщины переживают экономические последствия кризиса по сравнению с мужчинами, также формирует менталитет. Это не новые убеждения, а традиционные взгляды общества на роль женщин. Они могут быть отражены в текущих решениях, на организационном уровне или даже в семье, когда речь заходит о том, кто сохранит работу. Например, согласно глобальному исследованию мировых ценностей, более половины респондентов во многих странах Южной Азии и MENA согласились с тем, что мужчины имеют больше прав на работу, чем женщины, в случаях, когда работы не хватает. Примерно каждый шестой респондент в развитых странах сказал то же самое.

Важно отметить, что результаты последствий пандемии для женщин и мировой экономике могут быть хуже, чем результаты, описанные здесь. Например, если бремя ухода за детьми ощущается в течение многих месяцев, это может привести к тому, что все больше женщин покинут рынок труда навсегда. Аналогичным образом, если восстановление происходит медленно, то еще больше женщин могут навсегда покинуть рынок труда. Эти анализы также исключают другие потенциальные воздействия пандемии на гендерное неравенство, например, насилие в отношении женщин и сокращение достижений в образовании девочек. В глобальном масштабе каждая третья женщина подверглась насилию со стороны интимного партнера в какой-то момент своей жизни, и есть опасения, что нынешняя пандемия еще больше ухудшает ситуацию. Если пандемия окажет влияние на эти аспекты гендерного равенства в обществе, это может не только повлиять на миллионы женщин, но и привести к ощутимым экономическим последствиям.

Совершенно очевидно, что бездействие может негативно повлиять как на экономическую и социальную жизнь женщин, так и на экономический рост в целом. И напротив, инвестирование в восстановление здоровья женщин и девочек представляет собой значительную возможность для улучшения гендерного равенства и стимулирования инклюзивного экономического роста.

Нужно действовать сейчас

Чем быстрее политики и лидеры бизнеса начнут предпринимать реальные действия для  восстановления гендерного равенства, даже несмотря на то, что кризис COVID-19 продолжается, - тем больше выгод для экономического роста. Если же ничего предпринято не будет - возникает реальный риск еще больших экономических потерь  и  угрозы экономической безопасности для миллионов женщин. Стагнация последних пяти лет станет нормой - на вершине гендерно-регрессивного шока, который мы наблюдаем в результате распространения COVID -19.

В предыдущем исследовании мы обнаружили, что стоимость достаточных инвестиций в пять областей (образование, планирование семьи, материнская смертность, цифровая интеграция и неоплачиваемая работа по уходу) может составлять от 1,5 до 2,0 триллионов долларов США в виде ежегодных государственных, частных или домашних расходов. При этом мы обнаружили, что экономические выгоды от сокращения гендерного разрыва в шесть-восемь раз превышают требуемые социальные расходы. При этом выиграет не только национальные экономики, но и конкретные компании. Уже сейчас те компании, кто находится в верхнем квартиле по гендерному разнообразию в исполнительных командах, имеют в среднем на 25% более высокую доходность, чем компании в четвертом квартиле. Более того, компании, которые в настоящее время отказываются от разнообразия и интеграции, могут оказаться в невыгодном положении с точки зрения устойчивости и способности восстанавливаться после нынешнего кризиса; они могут ограничивать свой доступ к талантливым специалистам, различным навыкам, стилям лидерства и перспективам.

Какие меры должны принимать лидеры политики и бизнеса в этих условиях? Подобно тому, как мы наблюдаем различия между странами в процессе достижения гендерного равенства, разрабатываемая политика должна быть адаптирована к национальному контексту. Вот несколько мер, которые должны быть приняты в первую очередь.

Решение проблемы неоплачиваемого ухода за детьми. По данным MGI, стоимость неоплачиваемой работы, выполняемой женщинами, составляет 10 триллионов долларов, или 13% мирового ВВП. Здесь возможно принятие следующих мер:  

· обеспечение финансируемого работодателем или государством ухода за детьми или налоговая политика, поощряющая обоих супругов к работе;

· проведение политики, благоприятствующей семье, включая внедрение гибких программ, в том числе программ с частичной занятостью - для поддержки работников, испытывающих повышенное бремя ухода за детьми во время пандемии и после нее;

· развитие профессиональной индустрии ухода за детьми при поддержке государственного финансирования в развивающихся странах, где инфраструктура социальных услуг менее развита - это не только позволило бы многим женщинам работать, но и создало бы новые рабочие места;

· доступ к базовой инфраструктуре, которая в конечном итоге может сократить время, которое женщины тратят на неоплачиваемую работу - например, в странах с низким уровнем дохода значительная часть времени уходит на сбор дров и доставку воды в дом;

· принятие решающих меры для изменения социальных норм ответственности по уходу за ребенком.

Решение проблемы цифровой и финансовой интеграции. Устранение гендерного разрыва в сфере охвата цифровыми технологиями является неотложной задачей в условиях пандемии. Доставка предметов первой необходимости, таких как продукты питания, перешла на онлайн-каналы, что затрудняет управление повседневной жизнью без доступа к цифровым устройствам. С точки зрения рынка труда распространение COVID-19 ускоряет развитие платформ для удаленной и независимой работы. Это может стать благом для женщин, которые могут извлечь выгоду из гибкости, предлагаемой такими платформами, особенно в таких сферах как программное обеспечение, дизайн, продажи и маркетинг. Но сохраняющийся гендерный разрыв в доступе к цифровым услугам может ограничить возможности трудоустройства для миллионов женщин. Бизнес-лидеры и политики могут совместно работать над устранением этого неравенства. Например, используя следующие шаги:

· развитие цифровой инфраструктуры, особенно в странах с развивающейся экономикой;

· устранение гендерных стереотипов, препятствующих доступу женщин к мобильным телефонам, и повышение уровня цифровой грамотности женщин;

· принятие мер по поощрению гендерного разнообразия в сфере бизнеса; инвестирование в развитие женского предпринимательства;

· поддержка предприятий, принадлежащих женщинам в рамках программ стимулирования различных стран;

· создание основополагающих, стимулирующих технологий, обеспечивающих женщинам доступ к средствам идентификации с помощью высоконадежных систем цифровой идентификации с простыми, инклюзивными процессами регистрации и использования.

Оперативные меры, направленные на устранение поведенческих ошибок. Любое стремление к гендерному паритету, возможно, начинается с попыток изменить укоренившееся широко распространенное отношение к роли женщин в обществе. Это чрезвычайно сложная задача, которая потребует от всех заинтересованных сторон долгосрочной работы. Правительства, предприятия и другие заинтересованные стороны могут проводить кампании и привлекать лидеров мужчин к продвижению идеи о том, что увеличение количества женщин, задействованных  на рынке труда, ведет к социально и экономически выгодному прогрессу.

Правительства и общество также должны подумать о том, как обеспечить образование девочек, бороться с насилием в отношении женщин и защитить здоровье матери. Данные нашего исследования очевидны: то, что хорошо для большего гендерного равенства, также хорошо для экономики и общества в целом. Пандемия COVID-19 ставит вопрос ребром  и заставляет делать критически важные выборы: действовать сейчас, чтобы устранить барьеры на пути расширения участия женщин в экономических процессах и повышения их роли в обществе и, как следствие, пожинать экономические и социальные выгоды; откладывать развитие, и получать выгоды в значительно меньшей степени; или откатиться назад, оставляя за спиной огромные экономические возможности и создавая условия для ухудшения жизни миллионов женщин. Политикам и бизнес-лидерам пора сделать свой выбор.

Ану Мадгавкар, (сотрудник офиса McKinsey в Мумбаи), партнер Глобального института McKinsey,

Мекала Кришнан, (старший научный сотрудник офиса в Бостоне).

Оливия Уайт и Дипа Махаджан (партнеры McKinsey офиса в Сан-Франциско)

Ксавье Азакью (консультант офиса в Нью-Джерси).

Статья была отредактирована Питером Гамбелем, главным редактором Глобального института McKinsey.


Здоровый свет