НА ФОРУМАХ
40
5
56
6
114
7

Участники онлайн-конференции СЖС оценили риски и плюсы массовой вакцинации

Участники онлайн-конференции СЖС оценили риски и плюсы массовой вакцинации

15 июня состоялась онлайн-конференция «МАССОВАЯ   ВАКЦИНАЦИЯ – PRO & CONTRA» (или «Иммунопрофилактика — вопрос национальной безопасности»). Инициатором и организатором мероприятия выступил Союз Женских Сил по поддержке гражданских инициатив и проектов.

Вирусы присутствуют на Земле не одно тысячелетие, периодически атакуя человечество. Уже больше века население планеты спасается от эпидемий оспы, чумы, кори и других болезней, используя вакцинацию. Сейчас в России идут поиски вакцины от COVID-19. Многие политики и чиновники связывают полное снятие ограничений, введенных из-за пандемии, с открытием вакцины от коронавируса. Однако разработка вакцин не терпит спешки, поскольку при вакцинации здоровым людям вводятся болезнетворные организмы. Нужно время на проверку ее безопасности, а это процесс небыстрый. При этом все чаще звучит мнение, что массовая вакцинация  от COVID-19 может начаться уже осенью. Причем предполагается принудительная вакцинация граждан, в том числе детей. В связи с этим люди высказывают вполне обоснованные опасения. Петиция против принятия закона о принудительной вакцинации уже набирает популярность в Сети.

Тема обязательной вакцинации стала главным предметом обсуждения, участники представили доводы «за» и «против», поделились своим видением ситуации.

ирзун.jpgОткрывая мероприятие, Генеральный директор информационного агентства СЖС Ольга Николаевна Ирзун приветствовала участников и отметила, что Союз женских сил этой онлайн-встречей начинает цикл конференций, посвященных самым актуальным и злободневным проблемам и вопросам, волнующим общество.

Для того чтобы разобраться в проблеме вакцинации, к обсуждению были приглашены известные ученые вирусологи, иммунологи, практикующие врачи, юристы, общественные деятели. Ольга Николаевна представила спикеров участникам конференции. Каждый выступающий получил возможность высказать свою точку зрения на проблему.

легасова.jpgИнга  Валерьевна Легасова, председатель Правления Союза Женских Сил, генеральный директор инвестиционно-торговой компании «ООО РемиЛинг 2000», общественный уполномоченный по делам женского предпринимательства в Москве (омбудсмен), академик Международной Академии Менеджмента:

- Союз Женских Сил волнует здоровье нации, потому что это – основа благополучия нации и государства. Польза вакцин как таковых ни у кого не вызывает сомнений. Примеры всем известны – вакцины от оспы, чумы, сибирской язвы, испанки и других болезней спасли миллионы жизней. Но надо помнить, что изначально и во всем мире, и в нашей стране вакцины разрабатывались для борьбы с реальными эпидемиями, для профилактики массовых заболеваний. В нашей стране вакцины всегда были отечественного производства, они проходили все необходимые этапы апробации. Сегодня нас беспокоит то, что иммунология разделяется на две части – собственно научно-медицинскую и коммерческую, которая имеет серьезную поддержку фармацевтического лобби и у которой главная цель – массовые продажи. Сейчас, когда Россия рассматривается как огромный рынок иностранных медикаментов, мы, в первую очередь, опасаемся, что сегодняшняя история с коронавирусом может привести к ситуации, когда наша страна станет площадкой для апробации еще «сырых», не до конца исследованных вакцин. Но вакцины только тогда полезны, когда они создаются сугубо научным путем, когда проходят долгую тщательную проверку на эффективность и безопасность для человеческого организма. Поэтому торопиться с вакцинированием нельзя. Сегодня мы пригласили на нашу онлайн-конференцию настоящих профессионалов, специалистов и собрались здесь, чтобы понять, как складывается ситуация, обменяться мнениями, выслушать разные точки зрения и составить представление о том, как обстоит дело в реальности.

полетаев.pngАлександр Борисович Полетаев, иммунолог, доктор медицинских наук, профессор: 

- Вакцинация делается для того, чтобы в организме человека на годы вперед изменить резистентность. И если мы что-то меняем на годы вперед – это уже заведомо не «ну подумаешь». Любое серьезное вмешательство может по-разному сказаться на организме взрослого человека или ребенка. Мы никогда не сможем полностью убрать те риски, которые всегда будут присутствовать. Когда в организм поступает антиген некоего вируса или бактерии, организм дает иммунный ответ на этот антиген. И от того, как эти кусочки антигена будут презентироваться (есть такой термин в иммунологии – «презентация антигена») – будет зависеть, каким будет иммунный ответ. Количество молекул, «презентирующих» кусочки антигена – примерно полтора-два миллиона. Конечно, индивидуальные реакции могут быть очень разными. У тысячи человек все проходит нормально, а у 1001-ого кусочек антигена может спровоцировать развитие рассеянного склероза или инсулинозависимый сахарный диабет. Это сложно предсказуемые индивидуальные реакции. Поэтому риск всегда присутствует. Да, он невелик - примерно один случай на 10000 вакцинируемых. Но раз он сохраняется, раз есть вероятность трагического исхода, мы не можем с уверенностью предсказать реакции – вакцинация априори должна быть добровольной.

шафалинов.pngВладислав Анатольевич Шафалинов, президент группы медицинских компаний, доктор медицинских наук, профессор:

- Я отношусь к практическим врачам, по специальности я хирург. Как практикующий врач, хочу обратить внимание на то, что самыми ответственными в вопросах вакцинации являются родители, и в первую очередь – мамы. Они лучше чем кто бы то ни было мотивированы в отношении пользы для собственных детей. И никто так, как мамы, не может взвесить все за и против, если речь идет о вакцинации детей. Это во-первых. А во-вторых, если мы ведем речь о целесообразности или нецелесообразности вакцинации, надо не забывать, что мы все - граждане России. И у нас есть незыблемые права и свободы, нарушать которые нельзя. Любые медицинские услуги не могут быть навязаны. Должно быть четко определено, что вакцинация – это добровольное решение. О принудительной вакцинации не может быть и речи.

зверев.jpgВиталий Васильевич Зверев, заведующий кафедрой микробиологии, вирусологии, иммунологии Сеченовского университета, академик РАН:

- Еще полвека назад инфекционные болезни были основной причиной смертности во всем мире. Благодаря появлению вакцин продолжительность человеческой жизни в среднем продлилась как минимум на двадцать лет. Споры по поводу прививок начались сейчас из-за страха, что появится новая вакцина и всех станут прививать чуть ли не насильно. Я бы разделил эти вопросы. Те вакцины, что у нас сейчас есть, они проверены и давно работают, реально сохраняют многие жизни. Люди забывают, что благодаря этим вакцинам они не просто спасаются от определенных болезней, но и не сталкиваются со страшными последствиями, которые могут провоцировать эти заболевания – в том числе, например, рак. То есть прививка спасает не только от острых инфекций, но и от их тяжелых последствий, сохраняет человеку качество жизни. Поэтому те вакцины, которые уже есть, я бы оставил в покое. Да, я считаю, что это должно оставаться добровольным делом. Но при этом люди должны понимать, что, отказываясь от вакцинации, они подвергают риску себя и других. Что касается прививок от коронавируса – все эти разговоры преждевременны. Вакцины нет, и вряд ли она появится к сентябрю. За такой короткий срок нельзя создать вакцину, нельзя полноценно проверить ее эффективность, безопасность. Мало того, эта спешка ни на чем не основана, коронавирус – это не чума и не холера. Смертность при этой инфекции такая же, как при других респираторных заболеваниях. Вакцина, если она будет надежна, эффективна и безопасна, понадобится и через два года, и через три. Потому что 70-80% населения все равно переболеют этой инфекцией. И тут еще вопрос – кого мы будем прививать? Детей, которые и так не болеют? Пожилых людей? Но у них совсем другой иммунный ответ на вакцину. Если прививка от кори дает детям пожизненный иммунитет, то тут пока непонятно – как на них вакцинация скажется. Тут еще очень много неясного. Все это надо изучать, никуда не торопясь. Поэтому рано поднимать какой-то шум, нет вакцины – нет предмета для обсуждения. И когда она появится – пока неясно. Но она должна быть отечественной, потому что вакцина – предмет национальной безопасности. Тем не менее, на Западе ее тоже пока нет. Но даже если она не появится – в этом тоже ничего страшного не будет. Я думаю, мы справимся с коронавирусом, как справляемся и с другими респираторными инфекциями.

бодухин.jpgМихаил Владленович Бодухин, хирург-эндоскопист НИИ СП им. Склифосовского: 

- Я на 100 процентов согласен с академиком Зверевым. Сейчас очень много цифр по covid-19 – и мировая статистика, и отечественная, региональная. Хочу рассказать о той статистике, которую я веду сам и сделаю это на примере нашего института. В институте работает чуть больше двух тысяч человек. Все сотрудники постоянно тестируются, после каждого дежурства. То есть это чистый опыт. За время распространения пандемии было выявлено 15% заболевших. В Москве по официальной статистике заболевших - 1,7%. Наши сотрудники не уходили на режим самоизоляции, поэтому понятно, что степень риска заражения у них выше. Что касается нашего отделения эндоскопической хирургии, хирурги и реаниматологи наиболее подвержены заражению covid-19. В Италии доля заразившихся эндоскопистов и реаниматологов доходила до 80%. У нас в отделении переболели около 60% врачей. Дальше. Показатель летальных исходов по Москве – 1,6% от количества всех подтвержденных случаев заболевания. У нас в Институте этот процент среди пациентов в максимальном значении, в начале-середине мая – 4,5. Потом он начал снижаться и сейчас достиг уровня тех же показателей - 1,6%. Думаю, он продолжит снижение, потому что летальных исходов нет уже в течение двух недель. Тяжесть состояния поступающих к нам больных тоже снижается. Если в апреле мы пребывали в некотором шоке от происходящего, то сейчас ситуация очевидно улучшается. Но я хочу обратить внимание, что 1,6% - это показатель смертности среди госпитализированных больных. А официальная статистика дает такой показатель, исходя из количества всех заболевших. И мне это не очень понятно. Показатели по смертности, приходящие из регионов, тоже смущают. Особенно повергает в шок статистика по заболеваемости врачей. У нас не было смертельных случаев среди медиков. Даже состояния средней тяжести довольно редко встречались. Смерть врача – это очень серьезный показатель. Потому что я знаю, что для коллег делается не просто все, а даже сверх возможного. И если уровень смертности высок, я делаю вывод, что качество оказания помощи в регионах часто оставляет желать лучшего. Наш институт создан по лекалам экстремальной медицины. Мы всегда работаем с экстренными и самыми тяжелыми случаями, мы к ним готовы. Этот опыт, а также аппаратная и медикаментозная поддержка помогли нам и в нынешней ситуации. У многих наших коллег такого опыта не было. То есть там, где качество медицинской помощи и ее организация находятся на высоком уровне – там показатели тяжести состояния и смертности больных гораздо ниже. Сейчас ситуация выравнивается, в реанимации уже есть свободные места, мы уже планируем свернуть несколько отделений, занимавшихся больными с коронавирусной инфекцией. Думаю, пик действительно уже пройден. По крайней мере, в Москве.

Что касается вакцинации – все наши врачи 100% привиты от всех возможных заболеваний – начиная от кори и заканчивая гепатитом. Это условие допуска к работе. У нас каждые полгода проверяются типы антител по всем инфекциям. Думаю, это сыграло свою роль и в том, что наши врачи - при очень высоких рисках - довольно легко перенесли болезнь и смогли с ней справиться. Вакцины от коронавируса пока нет. Но она в любом случае должна пройти все этапы исследований, подтвердить свою высокую эффективность. Но пока у нас не накоплены достаточные базы данных, прошло еще слишком мало времени, чтобы провести все нужные исследования. Поэтому сейчас вести речь об обязательной массовой вакцинации преждевременно. Но если она появится и будет сделана в соответствии со всеми стандартами – то врачи и те специалисты, кто работает с людьми и потому входит в группу риска, будут рады ее появлению. Но я не вижу смысла в принудительной вакцинации всего населения. Зато есть большой смысл в повышении уровня оказания медицинской помощи в целом в стране.

волынец.jpgИрина Владимировна Волынец, председатель  Национального родительского комитета России, член Общественного Совета при Уполномоченном при Президенте РФ по правам ребёнка, эксперт Общественной палаты РФ:

- В Совете Федерации разработаны поправки к Закону об образовании, согласно которым непривитых детей не будут допускать в детские учреждения – в школы, детские сады. Я мама четверых детей, и мы делали им все положенные прививки по национальному календарю прививок. Но понять «антипрививочников», которые не прививают своих детей ни от каких болезней, я тоже могу. Как руководитель Национального родительского комитета я знаю, что количество осложнений у детей после вакцинации сегодня очень большое. К нам часто обращаются родители, чьи дети пострадали после вакцинации, стали глубокими инвалидами. Такие обращения растут как снежный ком. В последние пару лет их количество стало таким, что отмахиваться от этой проблемы уже невозможно. Почему это происходит? Возможно, из-за того, что поменялся производитель прививок? Если раньше в стране использовались только отечественные вакцины, то сейчас многие препараты закупаются за рубежом. Прививая детей с самого раннего возраста, мы не можем быть уверены в качестве вакцин, в том, что эти вакцины не станут причиной резкого ухудшения состояния ребенка. К тому же в советские времена перед прививками дети обязательно обследовались, и те, кто по разным причинам находился в группе риска, получали медотводы. Сейчас речь идет об обязательной вакцинации.  Мы все прекрасно понимаем, что эти поправки разрабатываются в связи с ожиданием появления вакцины от коронавируса. Но мы, родители, не хотим, чтобы нашим детям вводили какие-то непонятные препараты, которые, возможно, до массового производства не пройдут всего цикла обязательных процедур. Прививать или не прививать – большей частью вопрос доверия к государству, к национальной медицине. Сейчас уровень этого доверия низкий. Поэтому мы создали петицию, в которой выступаем против введения обязательной вакцинации для детей. Наша петиция собрала уже огромное количество подписей. Родители готовы бороться за здоровье своих детей, отстаивать свое право на выбор. Да, мы не медики и не специалисты-вирусологи. Но мы понимаем, что есть определенные стандарты и требования к новым вакцинам. И у нас есть резонные опасения - будут ли проведены все необходимые исследования, будут ли соблюдены сроки апробации?

айвар.jpgЛюдмила Константиновна Айвар, первый заместитель председателя президиума Коллегии адвокатов «Трунов, Айвар и партнеры», доктор юридических наук, профессор, Академик РАЕН, Почетный адвокат России, Директор НИИ Правовой политики, член «Ассоциации юристов России», Первый заместитель председателя Международного научно-образовательного, консультативно-аналитического Центра адвокатов Международного Союза юристов.

- Любые прививки, любые лекарства, любые медицинские препараты, предназначенные для вмешательства в человеческий организм, должны пройти определенные исследования, определенную апробацию в течение трех-пяти лет, чтобы подтвердить свою безопасность. Если говорить о поправках, которые планируется принять, часть людей заявили о своем несогласии, другие заняли выжидательную позицию – вакцины еще нет, поправки не приняты, вот примут – тогда и поговорим. Но когда они будет приняты – говорить будет уже поздно! Пока мы с вами сидели на самоизоляции, путем заочного голосования напринимали уже такое количество законов, по которым нам с вами придется жить не одно десятилетие! Мы с вами знаем, если сегодня законопроект выйдет и его начнут обсуждать, а прививка появится через год или через три года, то правовая ответственность все равно в какой-то момент наступит. Поэтому уже сейчас надо выступать против принятия закона об обязательной вакцинации. Этот закон нарушает права граждан. У нас каждый человек, в том числе и каждый родитель, имеет право на выбор – делать вакцину или нет, прививать своего ребенка или отказаться от прививки. Какие правовые последствия наступят в дальнейшем – это зона ответственности лица, принявшего решение. Обязывать людей проходить вакцинацию – антиконституционно. Сейчас каждый имеет право дать свое согласие или несогласие на предлагаемое медицинское вмешательство.

У нас есть старые законы – 1995 года и 1998 года. Один из них называется «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», второй – «Об иммунопрофилактике инфекционных заболеваний». И в обоих законах, как и в законе «Об охране здоровья граждан» говорится о профилактических прививках от тех или иных заболеваний, о правовых последствиях, которые возникают в случае отказа от вакцинации, в них за гражданином закреплено право выбора. То есть никто не может обязать человека делать прививку против его желания. Сейчас Совет Федерации пытается ввести административную ответственность за отказ от вакцинации. Это противоречит основным правам граждан, Конвенции защиты прав человека и Конвенции о гражданских и политических правах. Что мы можем сделать в такой ситуации? Мы можем и должны высказывать свое мнение относительно готовящихся законопроектов. Государственные выборные органы, которые работают для того, чтобы соблюдать наши права, должны знать позицию общества. Если закон все же будет принят, мы можем обжаловать его в Конституционном суде Российской Федерации и Европейском суде по правам человека. При этом я понимаю, что в случае распространения массового заболевания с негативными для людей последствиями вакцины должны разрабатываться и создаваться, должны соблюдаться профилактические меры и меры безопасности. Как показала практика последних трех месяцев, справиться можно и без вакцины, которая может быть небезопасна для нашего здоровья и здоровья наших детей. По закону у нас запрещены опыты над людьми. И я выступаю за то, чтобы вакцина, если она будет создана, была эффективна и безопасна, не нанесла вреда ни детям, ни взрослым, ни пожилым людям.

Не надо забывать и о том, что рынок медицинских препаратов, тем более вакцины для массовых прививок – это бизнес. Создатели вакцины заработают сумасшедшие деньги. Этот бизнес делается на нас с вами, на нашем здоровье. Поэтому и законы, и качество препаратов – все затрагивает нас всех напрямую. А спасение утопающих, как известно, дело рук самих утопающих. Поэтому давайте будем защищать себя всеми доступными нам способами.

После выступления спикеров состоялась дискуссия, на которой специалисты обсудили требования к вакцинам, возможные последствия массовой вакцинации, риски и плюсы прививок, а также текущую ситуацию с распространением коронавируса. Участники смогли задать врачам волнующие их вопросы и получить квалифицированные ответы специалистов.

С полной версией онлайн-конференции можно ознакомиться здесь:



Здоровый свет