НА ФОРУМАХ
80
7
72
8
58
5

Ольга Штемберг: «Страх - наш главный враг»

Ольга Штемберг: «Страх - наш главный враг»

В июне 2020 года состоялось открытое заседание Ассоциации врачей России, участниками которого стали известные ученые, иммунологи, врачи-практики не только нашей страны, но и их коллеги из Австрии, Швейцарии, Германии, Франции, Италии, Казахстана. По итогам заседания была принята Резолюция, в которой представители научно-медицинского сообщества выступили против введения принудительной массовой вакцинации и обсудили накопленный в борьбе со штаммом covid-19 опыт. Мы попросили прокомментировать итоги заседания и высказать свою точку зрения на проблему доктора биологии и медицины - PhD (Biology and Medicine), Государственного советника РФ, заместителя председателя комитета Торгово-промышленной палаты России по природопользованию и экологии, члена Стратегического Совета Союза Женских Сил Ольгу Николаевну Штемберг.

- Ольга Николаевна, в чем, на Ваш взгляд, состоит потенциальная опасность всеобщей обязательной вакцинации?

- Я бы разделила этот вопрос на два аспекта. Первый - нравственный, общечеловеческий – у Человека должен быть выбор. Принудительно лишать Человека выбора, в том числе, когда речь идет о его здоровье – это грубейшее нарушение существующих этических норм и законов мироздания. И любое давление со стороны власть предержащих в этих вопросах абсолютно недопустимо. Совершенно очевидно также, что Человек обладает правом на получение полной, правдивой, не искаженной информации об эпидемиологической ситуации.

Второй аспект – это сама по себе процедура вакцинации, нацеленная на создание антител к вирусу. Я считаю ее абсолютно бессмысленной. Вирус – чрезвычайно неустойчивая информационно-биологическая субстанция, которая немедленно начинает мутировать под воздействием среды обитания. Добиться стойкого специфического иммунного ответа на вторжение стремительно мутирующей чужеродной субстанции невозможно. Устойчивая выработка антител может быть индуцирована воздействием микроорганизмов – более высокоорганизованных (клеточных) биологических субстанций. Однако, отдаленные последствия искусственного воздействия ослабленных штаммов микроорганизмов на организм человека известны лишь узкому кругу микробиологов и иммунологов.

- Но что же тогда выявляет тестирование на антитела к коронавирусу?

- Возможно, антитела, которые когда-то были выработаны человеческим организмом на некоторые штаммы вирусов гриппа.

- То есть вы хотите сказать, что проведение такого тестирования не имеет смысла? И это просто впустую потраченные средства?

- Именно так. Тестирование не может определить наличие антител именно к штамму коронавируса вследствие стремительных мутаций. Получить можно лишь общую картину, которая покажет, что в организме есть когда-то прежде сформированный иммунитет на какое-то вирусное заболевание. Так что большого смысла в этом действительно нет.

- Как вы оцениваете результаты июньского заседания Ассоциации врачей России, выступивших против принудительной вакцинации?

- Я соглашусь со всеми выводами, к которым пришли участники заседания. Все они были едины во мнении, что принудительная вакцинация недопустима и незаконна, а также в том, что любые исследования в этой области должны получать максимальную огласку и проходить под наблюдением широкой общественности. Человечеству должна быть предоставлена вся информация, накопленная международным научным и медицинским сообществом за время распространения пандемии.

Все участники заседания - международные специалисты экстра-класса, очень уважаемое профессиональное сообщество врачей и ученых, обладающих глубокими знаниями в области вирусологии, микробиологии, иммунологии, мобилизационной медицины и других. Мне, как специалисту в области токсикологии, биохимии, биофизики очевидны механизмы чрезвычайно токсичных (до уровня генома) воздействий на организм агрессивных чужеродных агентов – штаммов вируса, их производных, метаболитов.

Сейчас не только у нас, но и в некоторых странах Европы тоже идут дискуссии на тему массовой вакцинации, и люди активно протестуют против насильственных, принудительных методов.

- На ваш взгляд, у нас в стране достаточно широко обсуждается тема принудительной вакцинации? Понимают ли люди риски этого нововведения?

- Однозначно - нет. Скажу сразу– телевизор я не смотрю. Но регулярно смотрю информационные сайты, порталы профессиональных сообществ, и вижу, что все важнейшие темы, обсуждаемые специалистами – врачами и учеными, никак не отражаются в средствах массовой информации, не доходят до общества. Мнения компетентных специалистов в СМИ звучат крайне редко.

Российское здравоохранение, столкнувшись с серьезной проблемой, с распространением нового вируса, получило серьезный урок.

В стране практически разрушен уникальный симбиоз русской (советской) медицинской и биологической школ.   В силу специфики международной обстановки и повышенной готовности к химическим, радиационным, биологическим угрозам на протяжении многих десятков лет наша медицина носила мобилизационный характер. Поэтому у нас всегда были лучшие специалисты в сфере радиационной биологии и медицины, иммунологии, микробиологии, вирусологии. В последние годы нашей медицине пытались придать превентивный характер, перевести на реабилитационные рельсы, но не очень успешно. И все же у нас осталось немало опытных профессионалов в сфере иммунологии, и у нас нет повода не доверять нашим ученым, которые, во-первых, сейчас открыто заявляют, что вакцина не может быть создана быстро. Что пока не существует средств, способных формировать адекватные специфические иммунные тела и вызывать нужную иммунную реакцию организма. Во-вторых, они говорят о том, что симптомы, которые возникают у зараженного человека, чрезвычайно индивидуализированы, размыты. Широкий спектр реакций организма (в виде осложнений) беспрецедентен, что крайне затрудняет выработку общих схем лечения. Хочу подчеркнуть, что каждый человек – индивидуален. У него могут возникать различные реакции на чужеродное вторжение. И получить общую картину довольно сложно. Да, можно набрать какую-то статистику по определенным симптомам, но не более того. Кстати, если сравнить статистику по выздоровлению в России и в других странах, то можно увидеть, что мы находимся в более выигрышном положении. Это объясняется тем, что в целом у нас более здоровое население, по сравнению, например, со многими европейскими странами и США. И это не только мое мнение. К такому выводу пришло уже большое количество моих коллег. В США, в Мексике, например, много людей с избыточным весом, которые гораздо тяжелее переносят инфицирование covid-19.

- Как, на ваш взгляд, должно идти обсуждение и какие действия необходимо предпринять, чтобы власть и общество осознали серьезность проблемы?

- С моей точки зрения, эта проблема должна стать максимально обсуждаемой, необходимо вовлечь в дискуссию широкую аудиторию. Должны звучать самые разные мнения. Анализу должны подвергаться все результаты, полученные за последние месяцы – только так мы сможем оценить риски принятия важных решений. Надо обязательно привлекать международное врачебное сообщество, взаимодействовать с профессионалами из разных стран. Мы должны объединяться, консолидировать накопленный опыт, поскольку на кону – здоровье и жизнь людей всей планеты.

Резюмируя сказанное, я хочу пожелать всем здоровья и оптимизма. Самый коварный враг сейчас – страх, негативные эмоции. Гормоны, индуцированные страхом, ингибируют активность иммунной системы, искажают нормальное сокращение гладкой мускулатуры, которая «выстилает» сосуды, в том числе, легочные, желудочно-кишечный тракт. Поэтому не бойтесь, ведите здоровый образ жизни. И помните, что никто не должен и не имеет права принуждать вас делать что-то с вашим организмом вопреки вашей воле. У человека должен быть выбор. При этом он должен обладать полной информацией обо всех рисках, которые могут сопровождать то или иное его решение. И каждый из нас должен понимать, что только он несет ответственность за свое здоровье и за здоровье своих детей.

Ирина Овечкина




Здоровый свет