НА ФОРУМАХ
27
7
38
5
783
9

Как помочь малому и среднему бизнесу?

Как помочь малому и среднему бизнесу?

В 2017 году Торгово-промышленная палата РФ отмечает два знаковых юбилея: столетие со дня принятия Постановления Временного правительства от 19 (6) октября 1917 года «Об учреждении торгово-промышленных палат» и 85 лет со дня утверждения Устава (28 мая 1932 года) Всесоюзной торговой палаты, правопреемницей которой в новейшей истории стала ТПП РСФСР, а позднее — ТПП России. В связи с этим у СЖС появилось несколько вопросов, которые мы задали руководителю комитета по поддержке и развитию малого и среднего предпринимательства Игорю Скляру.

- Получается, что формально поддержка бизнеса осуществляется как минимум 100 лет (со дня создания ТПП), а как сейчас? Предприниматели реально чувствуют себя объединенными и поддержанными?

Вопрос риторический и очень интересный.

Допустим, я пытаюсь зайти в бизнес Германии, Австрии или одной из других развитых европейских стран, но если меня не рекомендует Торгово-промышленная палата, со мной там даже никто разговаривать не будет, потому что членство в ТПП является своеобразным клубным билетом. И это общемировая практика. Раньше были купеческие дома и доброе купеческое слово. Те же функции сейчас выполняют ТПП стран мира и России.

Но другой вопрос, что некоторые предприниматели почувствуют себя объединенными только тогда, когда сами осознают, что без объединения, организованного взаимодействия и лоббирования, с хорошей точки зрения, своих интересов – они ничего не добьются. И никакого конструктивного диалога не получится, если размахивать флагами и устраивать протестные акции. ТПП всегда дистанцировалась от политики. Мы открыты к диалогу со всеми. Нам не важно - у руля партия или она оппозиционная. Главное, чтобы было комфортно бизнесу.

И все же довольно сложно ответить на вопрос - чувствуют ли себя предприниматели поддержанными, потому что это будет зависеть от того, у кого мы собираемся это выяснять. Если мы спросим, к примеру, у тех, кого переселяют из центра города с реконструируемого рынка, они все до единого скажут, что их не поддерживают. Однако, если спросить у того, кто открыл собственное производство и у него все удачно развивается, он ответит: «да» - государство его поддерживает и тоже самое скажут те, кто выходит на внешний рынок.

Кстати, что касается поддержки экспортеров, мое личное мнение, что в этом вопросе ТПП не дорабатывало. Из-за этого и стали появляться, к примеру, такие организации, как « Экспортеры России», какие-то региональные Центры Экспортной поддержки и прочие. Сейчас появился Российский экспортный центр, который начинает тянуть на себя одеяло и говорить, что «мы одно окно». Но, когда приходишь в Европу, вновь сталкиваешься со старой проблемой, там опять спрашивают: «а вы кто?» Конечно фамилия Фрадков (РЭЦ возглавляет Петр Фрадков, сын экс-премьера РФ Михаила Фрадкова, прим. ред.) здесь в России для кого-то что-то значит, но когда выходишь на Запад, это грозит тем, что тыможешь «нарваться» на санкции. Там важно одно: товар-деньги, деньги-товар. Если уж РЭЦ взял на себя функцию поддержки экспортеров на разных уровнях власти, то я считаю, что для того, чтобы конструктивно выстраивать работу, точки входа на внешний рынок должны быть через окно ТПП.

- То есть, Вы считаете, что Торгово-промышленная палат единственный лидер, у нее международный авторитет и нет смысла создавать что-то еще?

Я бы сравнил ситуацию с тем, что делает Макдональдс. Это ведь бренд, который все знают, но он постоянно меняет ассортимент, в зависимости от того, что сейчас популярно на рынке. Что популярно – то и предлагает. То же самое и в ТПП, да и любому объединению, необходимо постоянно проходить момент внутреннего аудита и модернизации, потому что если самоуспокоиться, тешить себя мыслью, что мы единственная организация, признаваемая за рубежом, потеряешь свои позиции, да и по факту это не так.

- С чего тогда начинать поддержку?

Поддержка экспортеров должна начинаться с того, что за рубежом должны быть признаны интернет ресурсы структуры, и они должны пользоваться непререкаемым авторитетом. Если иностранец, который хочет вести бизнес с российским экспортером, зашел на сайт организации, продвигающей российского предпринимателя, он должен получать всю информацию на своем родном языке. И чтобы подобная информация на нужном языке была на сайте - это не проблема только предпринимателя, это проблема самой организации, поддерживающей экспортера. Но вот специалисты в Российском экспортном центре отчего-то считают, что аудитория их сайта это российский предприниматель. Я им объясняю: «вы же экспортный центр, вы должны искать для меня партнеров за рубежом и облегчать мне туда вход, а не ставить на танке Т-90 «made in Russia» и делать зонтичный бренд, ведь мне и раньше ничего не мешало это делать: указывать страну происхождения».

Сейчас можно сказать, что государство начинает поворачиваться к нам лицом. Это касается сертификации. Без сертификатов ты в Америке и Европе никому не нужен. Но когда ты туда приходишь и говоришь о том, что в России ты прошел сертификацию на взрывобезопасность, на электробезопасность и прочее, и показываешь документы, там говорят, что они ничего не значат, потому что нужен местный сертификат. И по-другому, увы, не будет. Я обращаюсь за помощью в РЭЦ, но там мне предлагают карманных сертификаторов, и когда я сообщаю, предположим, партнерам в ЕС кто будет готовить мне сертификаты (проводить лабораторные испытания), они говорят, что никто в Европе не примет сертификаты, сделанные в России.

- То есть получается, что надо выстраивать четкую линию взаимодействия с сертификационными центрами, признанными в мире и именно получить сертификат признанного в мире образца – одна из задач тех, кто должен помогать продвигать наших экспортеров?

Конечно. Сейчас это пока работает в ручном режиме, а надо, чтобы это был не «позвоночный режим», когда кто-то позвонил, и тебя проконсультировали, а система. Мы отлаживаем ее на пилотных проектах.

Но кроме сертификации есть и еще проблема. Заключается она в том, что заграницей надо найти того, кто твою продукцию будет покупать или продвигать. Это все ложится пока на плечи бизнеса. Я свою роль вижу в том, чтобы наладить мостик для предпринимателей с выходом в рынок. РЭЦ поможет с сертификацией, государство компенсирует затраты, предприниматель примет на сея обязательства по росту экспорта. Нужен некий Торговый дом. Надо искать целевую аудиторию, проводить предварительные беседы, причем желательно на том языке, который является для наших иностранных партнеров родным. Английский конечно язык международного общения, но к тебе совершенно по другому отнесутся, если, к примеру, с венграми ты будешь вести диалог на венгерском, а с португальцами – на португальском. Партнеры сразу же почувствует к тебе больше симпатии и доверия, и это естественно будет способствовать продвижению наших товаров. Но все это накладно. Перевести сайт на английский стоит 15 000 рублей, а на чешский уже 25 000 рублей. На первый взгляд немного, но ведь есть еще немецкий, испанский и прочие. Все хотят вести диалог на своем языке, если ты на это способен, с тобой будут иначе разговаривать, сразу же определив: ты свой или нет. И здесь важен глобальный маркетинг. Прихожу я в ТПП, как экспортер, или в РЭЦ и получаю образец контракта с государственной печатью и говорю партнеру на Западе: вот контракт, мне государство говорит так его заключать, чтобы не было никаких проблем.

- Дорого же Торговые дома открывать.

Но не в виртуальном мире. Вот, к примеру, я делаю сейфы и мне надо его открыть и потрогать, а то без этого и не поймешь - хорош он или нет. Но вести куда-то тонну металла, чтобы только поговорить – не нужно и невозможно. Тут нужна поддержка и видео, чтобы был презентационный ролик. Кстати, прежде я об экспорте и не задумывался. Увидел сушильные шкафы в Финляндии, приехали с Партнером, посмотрели и стали здесь делать и теперь на нашем рынке мы лидеры.

О поддержке и ощущениях. Например, раньше была поддержка нас, как реальных производителей, по субсидированию лизинговых и кредитных платежей на приобретение оборудования, а потом Минэкономразвития (это была его программа), стал не так моден, как другие министерства. Пошли еще разговоры о коррумпированности, о 50% отката… Я и про кредитование такие разговоры слышал. Выдают, якобы, бешеный кредит, но заранее известно, что тебя обанкротят. Однако программу кредитования не закрыли, а субсидирование лизинга по программе Минэка отчего-то закрыли.

И это при том, что при субсидировании ты пишешь целую программу о том, что обязуешься сохранить рабочие места, зарплаты, но вдруг случается кризис. И как его учитывать? Это не прописано. И государство снимает много шкур, если ты не выполняешь свои обязательства. А как их выполнять при кризисе? И что делать? Субсидию возвращать? Но все равно, если хоть так поддерживаете, зачем ее сокращаете?

Еще пример: вы даете лизинг под 10%, у меня под 13% , помогите, перекредитуйте, но мне говорят: «нет». Почему поддерживают лишь тех, кто только открывается, но почему не поддерживают тех, кто уже давно в бизнесе? Кто сумел пережить кризис 98-го и других годов? Пусть эти компании не такие громкие, как «Фольксваген», это я пример Калужской области говорю, но они же существуют. Мы все друг друга знаем, но никто дорогу бесплатно к нашему производству не подвел. Энергоресурсы по льготным тарифам не предлагал. Доступного финансирования не было и нет.

И мы опять возвращаемся к теме: поддерживает ли государство предпринимателя или нет. И вновь у меня нет ощущения, что мы полностью поддержаны. Я снова думаю о том, все ли делает ТПП, что она может делать для предпринимателей? И вновь считаю, что недостаточно. Из-за этого, я считаю, и возникла «Опора России», которая декларирует, что помогает малому и среднему бизнесу. Она довольно активно, в отличие от ТПП, популяризирует себя в социальных сетях, ведь если что понадобилось малому бизнесу, ответ он пытается отыскать в сети, потому что там все общаются. И мы видим, что, предположим, «Опору России» в ФБ представляют 15 человек, а от ТПП всего 3. ТПП - структура менее эмоциональная, но зато более прагматичная, способная выработать государственные решения и единственный механизм, встроенный в систему принятия этих решений. Наше мнение прописывается в рекомендациях и, практически, ни одно решение без мнения ТПП не проходит.

- Вопрос связан с недавним поручением Президента Премьер-министру сделать основной упор экспорта на несырьевую сферу. Может ли средний бизнес присоединиться к этой стратегии? Что предприниматели сегодня могут предложить на экспорт несырьевого?

Нам есть чем гордиться, и мне лично, и моим коллегам. Мы много чего можем предложить на экспорт. Это и сельскохозяйственная продукция, вся продукция переработки: металла, леса. Внутри ТПП нет разногласий: «Добавленная стоимость должна оставаться в России. И налоги то же. Вывозить не кругляк, а продукты обработки леса. Не листы металла, а изделия из него».

Когда курс евро «улетел» далеко за 80 рублей, многие производители машин и комплектующих стали очень экспортно-ориентированные. «Континенталь», например, внутренний российский рынок вообще перестал интересовать, потому что, получавшаяся здесь себестоимость в евро, стала очень конкурентоспособной с Китаем, Индией, Пакистаном. Они стали ориентироваться исключительно на внешний рынок и в результате шинами, произведенными именно в России, комплектовали очень многих мировых производителей автомобилей.

Что касается экспорта как такового, то наше привычное сырьевое конкурентное преимущество выхолащивается по щелчку: «росчерк пера» блокирует «Северный поток 2» или др. проекты и выбивает наших крупных игроков рынка. Рисков много. Но перекрыть потоки малого и среднего бизнеса росчерком пера невозможно. Всё равно бизнес найдет лазейки и ниши, куда он сможет войти и договориться. Где-то уступит в деньгах, где-то в чем-то еще. Все предпринмиатели понимают, что вкладывая рубль, должны хотя бы копеек 30 заработать, поэтому они, как та лягушка в банке с молоком, будут барахтаться, чтобы выжить.

Когда курс евро снизился, мы стали менее конкурентоспособные, а между тем зарплаты в России и налоги растут. Нас еще и производители металла, повышая цену на свой товар, лишают всей той экономии и прибыли, которую мы получали благодаря нововведениям.

Для государства, конечно громадные металлургические градообразующие заводы важнее, чем малые предприятия. Ведь если встанут или вовсе исчезнут, скажем, 30 из нас, причем не самых последних, это мало кто заметит. Но если встанет Новолипецкий комбинат – мало не покажется. И все же своя рубашка ближе к телу и если ТПП и Комитет не позаботится о малых и средних предпринимателях, то кто о нихеще побеспокоится?

- Чтобы несырьевной экспорт увеличивался, какие основные направления поддержки предпринимателей предлагает ТПП?

В первую очередь надо сконцентрироваться на информатизации, на том, что есть меры поддержки, которые реально работают и их реально получить. Кто хочет выходить на внешний рынок, должен обращаться в ТПП. У нас 180 региональных и муниципальных представительств, куда можно придти, обратиться и получить профессиональную помощь.

Благодаря активности вице-президента ТПП РФ Елены Николаевны Дыбовой малый бизнес получил уже много и продолжает получать. Ведь прежде его не было в госзакупках, а теперь государство услышало ТПП и доля малого бизнеса в госзакупках не только присутствует, но и расширяется.

Ведется реестр надежных партнеров. Со всеми корпорациями ведутся переговоры, чтобы все из них воспринимали малый бизнес серьезно, чтобы уйти от предквалификационного отбора. Отмечу, чтобы стать поставщиком Роснефти надо полгода потратить на проверки, но мы хотим добиться того, чтобы все эти проверки были не нужны, если ты находишься в реестре надежных партнеров. Многие корпорации декларируют, что готовы рассмотреть это предложение.

Есть такой информационный ресурс «Навигатор успеха». Он бесплатный, емкий, сжатый. Там квалифицированная подача информации. Я его сам часто просматриваю. Малый и микро бизнесы – самые социально незащищенные. У среднего появляется уже плановый и юридический отделы, а малый такого себе позволить не может. За счет «Навигатора успеха» можно регулярно получать четкую информацию об изменениях в законодательстве и многое другое, что поможет бухгалтеру или при аудите, да даже напоминание о том, что пора заплатить налог сделает жизнь комфортнее и не надо будет заносить это напоминание в свой гаджет. На «Навигатор успеха» можно подписаться в сети или получать его рассылкой по почте и для себя я вижу роль - рассказывать об этом ресурсе, с тем, чтобы он стал известнее и популярнее, потому что для предпринимателя важно получать информацию.

На совете ТПП я говорил всем региональным руководителям, что мы максимально открыты. Надо чтобы в наших заседаниях принимало участие как можно больше представителей регионов. Мне приходится часто ездить по стране и общаться с коллегами, но нужно мнение с мест и делегаты, которые будут это мнение доносить и проталкивать. Причем, у нас ведется в интернете в реальном времени трансляция заседания, поэтому в нем очень легко принять участие.

Мы стали пионерами в социальных сетях, популяризируя мнение ТПП. Мы сейчас ведем диалог с органами госвласти, чтобы наладить отношения на новом уровне. В комитете по поддержке малого и среднего бизнеса - лишних людей нет. Все весьма авторитетные предприниматели со своим мнением, позицией и желанием работать. В ближайшей перспективе мы будем только наращивать тот потенциал, который у нас наработан.

Возврат к списку



Здоровый свет